Рассказ про дачу: Дачные истории — реальные женские рассказы

Содержание

Дачные истории — реальные женские рассказы

Хотите к весенней погоде весёлый дачный рассказ? Тогда слушайте. Запланировали поездку на дачу. А перед этим поругались с мужем. Я молча собираюсь. Он молча подогнал машину. Молча погрузили вещи. Только собака громко выразила свою радость по поводу поездки. Мы с ней сели на заднее сиденье. Подошла дочка и устроилась впереди. Сумку с телефоном бросила назад, включила музыку и затихла.

Муж яростно трет лобовое стекло. Я посидела немного и поняла, что надо одеться потеплее. Никому ничего не сказав (а чего говорить, ведь все рядом и глаза у всех есть), я вышла из машины и отправилась в дом утепляться. Взяла теплый шарф, хотела уже выходить и тут вспомнила: возвращаться — плохая примета. Чтобы она не сбылась, надо подойти к зеркалу, высунуть язык и погримасничать. Я так и сделала. Представила картину? И вот со спокойной душой выхожу, оглядываюсь и вижу, что моих нет. Посмотрела направо, налево — нет! Шутят что ли? Набрала номер телефона дочки (мужу не звоню — в ссоре). Не отвечает. Звоню еще — нет ответа. Захожу в дом, сажусь у окна и начинаю плакать, накручивать себя: «Вот мою свекровь свекор не забыл бы, не оставил. Он ее любит. И мою подругу Ларису Владимировну муж не забыл бы. Она его держит в кулаке. А меня можно, как какую-то вещь, забыть!»

Прошло минут 20. Звонок от дочки: » Мама, ты где? » Я так зло: » На заднем сиденье!» И отключилась. Минут через 20 подъезжают. Я выхожу, дочка берет меня под руки и, как больную, осторожно сажает в машину, закрывает дверь, проверяет, хорошо ли закрыто, и мы едем. Выясняется следующее. Проехав километров 20, муж посмотрел в зеркало, увидел, что меня нет, говорит Глашке (собаке): «Глаша, а где Валя?» Глашка меня не выдаёт.

Потом дочка рассказывает, что она чуть с ума не сошла. Куда я делась? Выпала? Вышла на светофоре? Звонков моих не слышали, телефон в сумке, сумка на заднем сиденье, а в ушах наушники.
Приехав на дачу, я стала рассказывать всё это соседям (мы очень дружно с ними живем, как одна семья). Так жалостливо рассказываю, все мне сочувствуют. Как же! Муж жену забыл, вспомнил лишь на 20-м километре. Три дня мы так все это переживали, а потом в моей голове что-то щёлкнуло, и я начала рассказывать эту историю уже по-другому: « Третий день Валюша плачет, Валю муж не взял на дачу». И все уже смеялись над этой историей.

Все же я читаю умные книги и знаю, что надо мыслить позитивно, примерно так же, как моя дачная соседка. У неё развалилась баня. От старости. Отлетела стена. Понимая, какие расходы её ждут и сколько работы предстоит, я выражаю ей сочувствие. В семье много людей, да деловые руки только у мужа имеются. Она, видно, тоже читает те же книги и выдает: — У нас все хорошо, муж все восстановит, он работает с удовольствием.
Ага, с удовольствием! Я вижу, какое удовольствие написано у него на лице. Не читает он нужных книг.
А сколько весёлых шуток мне пришлось услышать именно на даче. Здесь у нас коммуна. Я бы сказала, коммуна людей, живущих по принципу: «В отпуск я теперь не езжу и на пляже не лежу, лучше я в саду под грушей на навозе посижу».
Вот сосед позвал нас и гостей в свою баню. Разумеется, выпили, ввалились в моечную, поливают воду на камни. Кричат: «Егорыч, пару мало!» Ответ: «Дык, я еще не затопил».

Или еще картинка. Соседи съезжаются. Подъехал наш друг с семьей. Машина пришла с перегрузом, все люди упитанные. Вот еле протиснулась в дверь теща; важно, не торопясь, вывалилась колобком жена; быстро выскочила дочка; за ней выпрыгнула собачка Тайри. И тут слова соседа заставляют хохотать: — Надо же, одних баб привез!
У меня тоже есть собака, шоколадного цвета кокер-спаниелька. Назвала я её Глафирой, то бишь Глашкой, Вчера купила ей печень свиную. Разморозила, поставила варить. Сварила, сливаю воду и вижу, что в отваре плавают три червячка, похожие на опарыши. Видели их у рыбаков? Одного рассмотрела и выбросила, а потом все это варево отставила брезгливо в сторону. Уже утром решила идти в магазин. Уж я там покажу, как продавать такую гадость! Оделась и пошла. Уже почти дошла до магазина, но решила еще раз посмотреть на этих тварей при дневном свете. Достала кастрюльку. Я варево в ней несла, чтоб червяков не помять.

Рассматриваю. И тут вдруг вспоминаю, что вчера делала плов. Уж очень эти опарыши похожи на рисинки. Возвращаюсь назад, захожу к подруге (она коту покупает такую же печень). Та берет увеличительное стекло и тоже решает, что это червяки. Прежде чем вынести приговор, решаем попить чайку Чай причесал наши мысли, и мы поняли: «Как хорошо, что я не дошла до магазина». Иду домой, достаю плов и вижу, что отварные рисинки и опарыши почти идентичны. Разморозила остальную печень, убедилась, что никаких червяков в ней нет. А теперь представьте, если бы я все-таки дошла до магазина! Да меня приняли бы за профессиональную скандалистку!

Кстати, про опарыши. Они меня однажды уже пугали. Муж купил их для рыбалки и положил коробочки с ними в холодильник Очевидно, одна из них была плохо закрыта, и эти твари расползлись в разные стороны. Я открываю холодильник, а они везде. Ору. Закрываю холодильник. Убегаю, ругаюсь на мужа. А он идет, открывает холодильник, собирает их и с любовью приговаривает: «Замерзли, хорошие мои, побежали греться! Идите сюда!»

Глашка наша — барыня и воровка. Она закапывает в грядки носки, тапочки, перчатки — всё, что украдет. Однажды соседка Римма кричит:
— Толя, ты мои трусы не находил?
— Находил, — отвечает муж.- Вон на заборе висят. А я на свою ругался, что разбрасывает вещи.
Летом у Глашки обычные «дамские» проблемы. Ну, очень симпатичные кобели за ней бегали! Она могла пролезть к ним через игольное ушко. Думала, как же её удержать от них? И придумала. Привязала к поводку маленькие грабельки.
И аттракцион начался…

Глашка бегала по дорожкам, гремела ими, соседи смеялись, но понимали меня, так как частенько им приходилось вместе со мной разыскивать беглянку. Потом вдруг наступала тишина, и тогда мы всей компанией искали, у какой же дырки в заборе она застряла. Находили, по-женски сочувствовали ей, наперебой ругали этих деревенских противных грязных собак, имея в виду, наверное, каждая своего кобеля. Однако удержать холеную красавицу не смогли. Она нашла где-то дыру и сбежала. В результате поисков мы обнаружили её на мусорной куче с самым неприглядным и беспородным псом. Я всё время удивлялась, почему с красивыми, ухоженными спаниелями Глашка не желает общаться, а выбирает для спаривания самых неказистых и обшарпанных кобелей?

Каждый дачный день приносит сюрпризы. Вот вчера разругались с мужем. Ухожу к автобусу с тремя ведрами ягод. Два отнесу — возвращаюсь за третьим. Впереди идет пьяный, качается. Смотрит, как я бегаю от ведра к ведру, и решительно берет те два, что были ближе. Я говорю ему: «Сам еле на ногах стоишь!» А он: «Умная? Да? А почему одна несешь три ведра?» Мне и сказать нечего. Так он и помогал мне до самой остановки. Спотыкался, но нес. А мой обиженный Толя даже не поинтересовался, как мне удалось донести такой груз.

За забором у нас порядки были еще строже, чем на участке. Все, что я уничтожала, Толя с любовью там устраивал. Так уютно начинали вторую жизнь за забором нарциссы, водосборы и прочее население, которое уж очень сильно расплодилось. Ирисы просто вывели меня из себя, и я их переселила туда же. А потом Оксана (дочка) вновь прописала их у нас на участке, да и сейчас продолжает покупать новые сорта. И я уже не спорю.
Здесь же, за забором, росли наши ивы. На них одно время велась настоящая охота: в моде стали плетни. А для мужа это равносильно, что руки-ноги оборвать. Охраняли, объясняли, звали на помощь соседей.
Он сам возил хворост с островов, свои ивы не трогал. Однажды слышим, шуршат наши ивы, понадобились кому-то на плетень. Так муж стал ругаться почем зря, выразительно и громко кричать: «Их, мать!» Спас ивы-то. Мой дед плел плетни, корзины. И мне бы, деревенской бабе, хворост в руки. А делал это горожанин Толя. И землю любил больше, чем я. Как это объяснить?

 

 

 

 

 

Материалы, размещенные на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций. Определение диагноза и выбор методики лечения остается исключительной прерогативой вашего лечащего врача! Компания не несёт ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте womplanet.ru

Политика конфиденциальности персональных данных  Пользовательское Соглашение

Русская дача: история возникновения, дачный этикет и развлечения

Тенденции

24 июля, 2020

текст: Вера Фоменко

Небольшие домики и огромные усадьбы. Участки в несколько гектаров и скромные палисадники. Резиденции — светские салоны и провинциальные загородные постройки для уединения и общения с природой. Какими бы ни были дачи по красоте и размаху, все они прекрасны по-своему.

Уютных вечеров на террасе в кругу семьи ждёшь с особым нетерпением, а дачными рассветами под соловьиный оркестр невозможно не восхищаться. Не зря Тургенев, Бунин, Толстой и Чехов не раз воспевали трогательные дни за городом, залитые солнцем, наполненные свежестью и радостью.

Дача — прекрасное и многогранное явление в нашей истории. Но когда и как она возникла? Как менялась дачная архитектура, как менялась её судьба? Как дача прошла путь от «светского салона» до «источника пропитания»? Чтобы в этом разобраться, нужно вспомнить историю.

Возникновение дач

Пётр I не только разорвал многие связи с традициями прошлой России. Царь успешно вводил передовые технологии и идеи несмотря на сопротивление упрямых бояр. Именно Пётр I решил разумным держать видных деятелей государства поближе к столице. И дабы они не разъезжались на лето по своим имениям, стал жаловать чиновникам земельные участки под Петербургом. Впоследствии эти участки и стали дачами.

Однако стоит отметить, что слово «дача» было известно ещё за два века до эпохи Петра Великого. Правда значение у этого слово было иное. В XVI веке «дача» имело значение «дар, подарок или часть чего-то». С XVIII дача — уже не просто дар, а подарок в качестве земельного участка, пожалованного государством.

Лев Лагорио «Дача» (1892)

Какими были первые дачи

Изначально дачами владели только очень богатые люди. Подтверждение этому мы можем найти в художественной литературе и в исторической действительности. Например, в романе Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина» дача Карениных описывается как роскошный летний дворец. Напомним, что Алексей Каренин — высокопоставленный петербургский чиновник, «занимавший одно из важнейших мест в министерстве».

«До сих пор в деревне были только господа и мужики, а теперь появились ещё дачники».
А.П. Чехов «Вишневый сад»

Иван Сергеевич Тургенев в романе » Отцы и дети» описывает старинную усадьбу как модный особняк: «Павел Петрович вернулся в свой изящный кабинет, оклеенный по стенам красивыми обоями дикого цвета, с развешанным оружием на пёстром персидском ковре, с ореховою мебелью, обитой тёмно-зеленым трипом, с библиотекой renaissance из старого чёрного дуба, с бронзовыми статуэтками на великолепном письменном столе, с камином».

Андрей Воронихин «Вид на Строгановскую дачу в Петербурге» (1797)

Одной из знаменитейших дач середины XVIII века, а ныне объект культурного наследия народов РФ, была дача барона Строгонова, чья роскошь и красота поражали современников.

«Около трёх часов мы поднялись на террасу, окружённую колоннами… С одной стороны можно было наслаждаться видом парка, с другой Невой, загруженной тысячами лодок, одна другой элегантнее… На этой террасе мы обедали. Обед был великолепный… После обеда мы совершили незабываемую прогулку по саду, вечером мы снова поднялись на террасу, откуда наблюдали, как только стемнело, красивый фейерверк, который приготовил граф. Огни, отражённые в водах Невы, производили волшебный эффект».
Воспоминания Э. Виже-Лебрен, 1790-е годы.

Сергей Виноградов «Усадьба» (1911)

Постепенно дача становится явлением повсеместным. Теперь это не привилегия аристократии и видных чиновников, а объект купли-продажи. Состоятельные люди могли позволить себе купить или арендовать дорогие дачи с садовыми павильонами, тенистыми аллеями и прудами.

Николай Тихобразов «Интерьер в имении Лопухиных» (1844)

Внутреннее убранство таких дач поражало богатством и тонким вкусом. Картины, скульптуры, библиотека, ковры и мебель, непременно из дорогих пород дерева. И, конечно, великолепные террасы с прозрачными стеклами. Солнечные лучи, проникая сквозь них, заполняли пространство весёлым золотистым цветом.

«Дача Епанчиных была роскошная дача, во вкусе швейцарской хижины, изящно убранная со всех сторон цветами и листьями. Со всех сторон её окружал небольшой, но прекрасный цветочный сад. Сидели все на террасе, как и у князя; только терраса была несколько обширнее и устроена щеголеватее».
Ф.М. Достоевский «Идиот»

На воздух хочется всем

Люди со средним достатком тоже тянулись за город. Их дачи не отличались роскошью: там не было венских стульев, атласных штор, мансарды и дорогой плетёной мебели для беседок. Однако было всё самое необходимое. Многие такие дачи выглядели очень мило, хотя и скромно.

Борис Кустодиев «На террасе» (1906)

Вариант отдохнуть в деревне находили даже те, у кого денег было совсем мало. На такой случай горожане снимали крестьянские избы или просто место в крестьянском доме. Сами облагораживали территорию, разбивали клумбы под окнами, ставили рядом с домом столы под навесами для семейных обедов. Жители деревень с большой охотой сдавали свои дома горожанам, потому что для сельчан это было неплохим доходом.

В общем, как заметил Лопахин в «Вишнёвом саде» А.П. Чехова: «Все города, даже самые небольшие, окружены теперь дачами». А его предположение о том, что «дачник лет через двадцать размножится до необычайности» оказалось пророчески верным.

Дачные развлечения

Не стоит верить тем книгам, которые пишут, что на дачах была скука смертная и заняться было абсолютно нечем. Проживая на дачах с мая по сентябрь включительно, люди придумывали себе множество развлечений. Богатые дачники превращали свои дома в настоящие светские салоны. Приглашали к себе погостить именитых художников, писателей и музыкантов. Устраивали балы, которые тянулись далеко за полночь. Абсолютно для всех социальных слоёв дачными развлечениями были пешие прогулки, чтение книг и подвижные игры. Одной из любимейших был крокет.

Дачная жизнь на рубеже XX века: за партией в крокет

Дачная жизнь на рубеже XX века: игра в ломбер

Дачные места облагораживали, строили увеселительные парки с фонтанами, где часто проходили танцы или приглашённый оркестр давал концерты. Вот как в 1887 году описывает дачные развлечения М.П. Захаров в своём путеводителе «Окрестности Москвы по Ярославской железной дороге»:

«Здесь, в молодом сосновом лесу, принадлежащем В.С. Перлову, выстроено им множество дач, насчитывают более семидесяти; весь лес-парк изрезан дорожками, утрамбованными красным песком, по которым можно гулять даже в сырую погоду, вскоре после дождя. По окраине дач протекает река Яуза с устроенными на ней купальнями… Устройство дач со всеми приспособлениями к летней жизни привлекает сюда москвичей, которые так полюбили эту местность, что каждое лето все дачи бывают переполнены жителями, а угодливый хозяин для развлечения своих жильцов приглашает музыку, которая играет в Перловке два раза в неделю».

Дачный этикет

Заядлым дачникам не давали заскучать многочисленные родственники и друзья, которые целыми семьями тянулись погостить за городом у своих знакомых. Да и сами дачники заводили между собой многочисленные знакомства. Этому способствовал тот факт, что социальные границы в дачной жизни стирались: семья именитого чиновника запросто могла подружиться с семейством бедного интеллигента. Однако по возвращении в город эта дружба тактично обрывалась до следующего дачного сезона. Дача дачей, а социальное расслоение в городе было строгим и чётким.

Владимир Маковский «Приезд на дачу» (1899)

Что и говорить, городам не хватало дачной лёгкости не только в общении, но и в быту. Даже дачный гардероб мужчин и женщин был куда свободнее городского. Женщины не затягивались на дачах в узкие корсеты, их платья были лёгкими и воздушными. Мужчины не носили удушливые галстуки и не потели в тесных пиджаках. Всё на даче располагало к свободе, отдыху и созерцанию прекрасного вокруг.

Дачи в советское время

В советские годы дачи вновь стали «выдаваться». И выдавались они, в-первую очередь, чиновникам и знаменитым деятелям искусства: писателям, музыкантам, актёрам. Одним из дачных поселков, построенных для писателей и поэтов, был Переделкино.

Борис Пастернак в Переделкине (1958)

Долгие годы в нём жил и работал Борис Пастернак. Здесь же он трудился над своим романом «Доктор Живаго». Вот что писал о своей даче в Переделкине Борис Леонидович своему отцу: «Это именно то, о чём можно было мечтать всю жизнь. В отношении видов, приволья, удобства, спокойствия и хозяйственности, — это именно то, что… настраивало поэтически». В «писательском заповеднике» в разное время жили и творили Булат Окуджава, Константин Симонов, Корней Чуковский, Фазиль Искандер, Константин Паустовский и многие другие.

Кадр из фильма «Москва слезам не верит» (1979)

Рядовым людям, далёким от политики и искусства, выделялось шесть соток земли, на которых было запрещено возводить жилые постройки. Максимум это могли быть сарайчики для садовых принадлежностей. Это привело к тому, что для простых граждан дача являлась исключительно источником пропитания. Сюда приезжали копать, сажать и поливать. Однако люди были рады даже такой возможности вырваться из пыльных городов. До сих пор летом электрички, следующие на дачные направления, переполнены пассажирами с рассадой, саженцами или первым урожаем, которые бурно обсуждают непомерный аппетит колорадского жука.

Наши дни

В наши дни у молодого поколения отношение к даче меняется. Вновь намечается тенденция, что дача — это место отдыха. Загородный участок земли, где можно собраться с родственниками и друзьями для проведения семейных торжеств, больших застолий и шумного веселья. Снова на дачи приезжают за тишиной, чтобы гулять, дышать свежим воздухом и наслаждаться красотой природы. Ведь именно там, подальше от мегаполиса, течение жизни спокойнее, пение птиц звонче, а сон крепче.

Art: Владимир Латынцев «Лето на академической даче» (2008)

Дачные истории

Ездили тут на одну дачку смотреть… Стоит недорого, как сапоги осенние 🙂 Обратно опоздали на последнюю электричку, но попросились у «водителя тепловоза» товарного поезда, он нас довез до нашей станции, причем бесплатно. Есть ещё добрые люди на…

А мне срочно нужно было отправить пару файлов по работе. Изматерив всё и вся я нашла интернет-клуб, и слава богу, успела до 10 утра все сдать. После этого мы отбыли на трудотерапию на фазенду. 
На даче кусочек газона, который я сажала 2 недели…

О том, что гальку можно использовать для оформления участка, знают многие. А вот супружеская пара  из Канады — Андреас Кунерт и Наоми Зеттл — превращает этот простой материал в настоящие произведения искусства. Их работы уже известны далеко за…

Декораторы Сусанна Заске и Сания Хедергрин сделали из обычного домика на отшибе очаровательное место для жизни и творчества. Как же им это удалось? С помощью старой мебели, вторичного использования многих предметов и пастельных тонов!



Разве…

В этой статье мы расскажем историю Пиппи Бейкер и Анны-Катрины Ханссон, которые после выхода не пенсию решили вместе построить себе дачу. С их бюджетом им хватило на очень старый шведский дом, который расположен в двух часах езды от их городского…

Эти дом и сад под лиричным названием «Glenmore» являются очаровательной резиденцией, построенной в 1840 году. Она состоит из жилого дома, хозяйственных зданий, сада, огорода, розария, а также множества декоративных клумб. 25 лет прошло с тех пор,…

Upcycling и reuse — два новомодных термина, которые обозначают использование материалов по второму (или даже более) циклу. Проще говоря — старым вещам дают новую жизнь, причем иногда они раскрываются в совершенно удивительном свете. Далее мы…

Хотите научиться красиво фотографировать свой сад, выучив пару профессиональных приемов? Хелен МакКеррал даст несколько советов. А мы полюбуемся на ее аккуратный и живописный сад.

Как и люди, некоторые сады более фотогеничны, чем другие. Но…

Лес — он всегда таинственный и слегка манящий своей глубиной. А дом в лесу — это место, которое представляется человеку очень уютным, сохранным и спрятанным. Оттого, наверное, фотографы так любят создавать из такого пейзажа целую историю, слегка…

В начале 2010 года герои нашей истории, Анна и Ниссе, решили, что для их подрастающих детей нужно место на природе, где бы они смогли ярко и радостно проводить лето. Поэтому они нашли в пригороде своего родного шведского Гетеборга маленький домик,…

Настоящий оазис тропического изобилия приютился в саду в северо-западной части Сиднея, и принадлежит он Хелен Карран. Женщина сама занималась ландшафтным дизайном своего участка на протяжении многих лет. Она признается, что сад — плод ее…

(Скопировано из дневника мужа дословно)
 
Московская квартира, ближе к вечеру, сижу в инете, шляюсь по сайтам, уютная тишина, жена разбирается на балконе к зиме, все при деле, все спокойно и хорошо.
Вдруг через окно с улицы ОЧЕНЬ ГРОМКО И…

Этот милый домик на сваях, обшитый сайдингом и дополненный деревянной верандой, стоит в городке Свансеа, в округе Уэльс, Великобритания (Swansea, Wales, UK). Его хозяйка декорировала и ремонтировала его самостоятельно, лишь иногда призывая на…

Что должно быть в саду, если не деревья? Садоводы Камилла и Оскар при организации посадок на своем маленьком приусадебном участке очень старались посадить их побольше. В итоге тридцать роскошных зеленых деревьев создают тень для всех зон…

Прожив и проработав всю свою жизнь в Нью-Йорке, Сесилия Йонссон фран Катринехольм всегда мечтала о собственном саде. Эта прекрасная дача лишь мимолетно напоминает ей о крошечном палисаднике, который она когда-то имела в районе Бруклин….

В этой статье шведская пара Сара и Матс делится с нами деталями и секретами в построении дачного спа-уголка, который они сделали… в теплице на заднем дворике. Внутри она окрашен в белый. Тени от окружающей спа-салон растительности, падая на такого…

В этой статье мы познакомим вас с прекрасным и крохотным домиком семьи Касл, который обеспечивает потребность в летнем отдыхе как родителей, так и двух маленьких дочек.

Обратите внимание, что домик не является капитальной постройкой, а имеет…

Дженни Вудрафф — австралийка с потрясающим художественным вкусом. Она декорировала свой крошечный сад в Мельбурне и делится с нами своими секретами. Пару лет назад ее творение победило в национальном конкурсе «Australian House and Garden» в…

Сад Майкла находится рядом с городом Брисбен, что в штате Куинсленд, Австралия. Сам он работает ландшафтным дизайнером в студии Aloe Aloe Horticulture, а на собственном участке проводит многочисленные эксперименты, связанные с работой. Последним…

Была у нас с мужем и дочкой мечта. Хотели мы летом не париться в городе и выезжать на природу только в отпуск на один месяц, а ощущать состояние маленького отпуска каждую неделю, чтобы лето длилось долго, купаться, загорать, чтобы отдыхать. И…

Сегодня, 18 ноября, я, кот Витас, отмечаю свой День рождения 7 раз и впервые праздную его в Семидачье!  
Я с удовольствием приглашаю всех котов и кошечек, а также их хозяев, проживающих в Семидачье, на свой День рождения! Заходите, друзья. Рыжий…

Страшные истории про дачу | Очень страшные и жуткие истории

Дача

Наша дача находится в деревеньке в Кировской области. Деревушка очень маленькая, всего в одну улицу. Последние лет семь старики, живущие в ней, кого я знала, стали постепенно умирать. Молодежь в деревне, естественно, оставаться не желала, и она стала превращаться в коттеджный поселок: место дивное, чистый воздух, холмы, лес, речка… Земля перекупается у потомков деревенских жителей и застраивается дорогими шикарными домами. Деревня постепенно теряет свой прежний облик и становится пафосным престижным местом. А жаль. Вместе с этим как-то затмевается ее прежняя атмосфера.
Я с детства сталкиваюсь с мистическими историями, о которых еще поведаю, и подобные явления тонко чувствую. В Кирове в целом что-то такое в воздухе витает, но на природе, особенно когда-то в тишине, когда редко проезжали машины и появлялись люди, это особенно остро чувствовалось.
Случаев особо запомнившихся было несколько, а мелких странностей столь много, что на некоторые перестаешь обращать внимание и в памяти они мало задерживаются.
Было это лет шесть назад. Менее года прошло со смерти бабушки, которая настигла ее в саду под яблоней. Дед был на работе, и бабушка умерла в одиночестве на улице внезапно и несколько часов пролежала на земле. Это было тяжелым ударом для всех, и многое с этим событием изменилось. Произошло это в сентябре, а летом, в июле, мы с мамой приехали к деду.
Он был в городе на работе, мама уехала за продуктами, а я осталась в доме одна. Яркое солнце, чудесный день, нет никого. Целыми днями у нас открыт дом: главная дверь, дверь примыкающей прямо к дому хозяйственной постройки, калитка, окна – все нараспашку. Так принято: тихо, опасаться некого, к тому же тепло.
Я сидела в мансарде и читала книгу, когда услышала топот бегущих по дорожке к дому, судя по звуку, трех мужчин. Они взялись словно из ниоткуда. Проходящих людей слышно на улице, а эти сразу появились во дворе. Они вбежали на крыльцо, открыли дверь в жилую комнату, зашли, захлопнули ее и начали все громить. Абсолютно молча. Нормальный ребенок (а мне тогда было 13 лет) испугался бы, а меня охватил гнев – кто-то громит МОЙ дом!
Сбежав по лестнице, в каком-то аффекте я схватила маленькую сковородку и бросилась отбивать свое жилище. Это сейчас я понимаю, что этой крохотулей я бы ни от кого не отбилась, а тогда она первая подвернулась мне под руку. Вбегаю – нет никого. Я так удивилась, что не поверила своим глазам: все на месте, тихо спокойно.
Я человек религиозный и не раз, сталкиваясь с подобным, защищалась молитвой. Вот и сейчас прочла «Отче наш», перекрестила все и спокойно обратно поднялась. Через минут пять все с точностью повторилось. Я решила, что, возможно, теперь это точно люди, и снова спустилась вниз. И опять никого. На третий раз у меня уже началась истерика, молитвы не помогали, я страшно испугалась и в слезах выбежала на дорогу в ожидании мамы.
На мансарде тоже постоянно творятся непонятные вещи. Часто падают табуретки, хоть и нет сквозняков, слышны шаги, играет музыка. Я живу в многоквартирном доме и привыкла к различным шумам, доносящимся от соседей. Поэтому обычно в таких случаях не сразу вспоминаю, что моя семья здесь одна, а наверху даже никаких проигрывателей нет.
Прошедшим летом нас с мамой беспокоил какой-то шум между обшивкой стен мансарды и крышей. Там много места, мелкому животному под силу. По ночам вроде бы какие-то птицы ходят снаружи по шиферу, стучат когти, но кто именно не спит ночью, кроме сов? После нескольких ночей с шумом снаружи, какое-то существо забралось под крышу и стало ворочаться и лазить ночами. Крик, стук по стене, топот его не пугали. Замолкало оно только от крестного знамения, если крестить стены или себя. Однажды я все же не выдержала и спустилась спать вниз, заперев дверь к лестнице, ведущей наверх. Через какое-то время начался такой шум, словно там кто-то специально топал и чем-то гремел. Подняться и посмотреть, что происходит, я не решилась.
За год до этого приехала моя тетка с братом и привезли в подарок фонарь для крыльца, который мы тут же и повесили. В кромешной, ничем не освещаемой ночной тьме, он светит очень ярко, видно даже часть улицы за пределами забора. Тетка с братом легли в основной комнате, дед на веранде, мама на верху, а мне не спалось и сидеть пришлось в сенях, служащих кухней. Читаю, тихо. Вдруг на крыше начал раздаваться топот, что-то гремело и лязгало. Удивительно, что мама не проснулась – ее будит легчайший шум. Включив фонарь, я рискнула выйти на улицу. Выходя, я заметила огромный силуэт, напоминающий большую овчарку, спрыгнувший с крыши дома на дорогу и исчезнувший в темноте. Шум прекратился. И, по закону жанра, кроме меня никто ничем потревожен не был.
А на первом этаже, лет восемь назад, года три подряд появлялись в темноте два горящих голубых пятна, словно немигающие глаза, наводящие на меня ужас каждую ночь. Как ни странно, ни иконы, ни молитвы толком не помогают. Мне кажется, это из-за того, что дом мне не принадлежал – защититься от нечисти можно только в собственном жилье. Только священник может освящать чужие дома.
В общем-то, я уже привыкла за много лет и люблю свою дачу, но это все равно продолжает меня тревожить и не дает спокойно жить. Связано ли происходящее со смертью бабушки или прошлыми жильцами (дом был куплен у семьи) я не знаю, но мне все время кажется, что кто-то из окружающих имеет к этому какую-то причастность.

Ночь на даче

Как-то я познакомился с одним парнем лет 30, и по ходу разговора выяснилось, что у нас дачи в одном дачном кооперативе. Парень долго ходил вокруг да около, а потом все-таки спросил меня, не замечал ли я в окрестностях что-нибудь странное. Когда я ответил отрицательно, он замолчал и попытался перевести разговор, но я уже был заинтригован и сумел вытащить из него умопомрачительную историю, после которой мне полностью расхотелось ехать на те дачи, да и вообще ночевать за городом.
Далее рассказ ведется от лица парня.
Мои родители купили эту дачу за довольно приличную сумму. Отжили в ней два сезона, благоустроили по мере возможностей, разбили садик и даже вкопали небольшой бассейн под яблонями. Но потом мать умерла, и дача была заброшена не пару лет. Со временем отец оправился и снова вернулся на дачу. Однако через четыре года умер и он. Нашли его в дачном домике с остановившимся сердцем. Сердечный приступ – так сказали медики.
Я особо не интересовался дачей, но иногда наезжал туда, по мере возможности не давая ей приходить в запустение, и несколько раз проводил там ночь либо один, либо с друзьями. Никогда и ничего такого я за этой дачей и окрестностями не замечал.
Однажды после тяжелой рабочей недели я решил провести выходные на природе и уехал на дачу. Субботу я провел валяясь на траве под яблонями и читая книги, а вечером устроил себе скромный ужин и просмотр трех с половиной каналов старенького телевизора. К моменту начала описываемого ниже кошмара стояла безветренная, но уже прохладная августовская ночь. Я выключил телевизор и раздумывал, лечь ли спать или еще немного почитать.
И вот тут посреди вселенской тишины, которую никогда не услышишь в городе, в дверь моего домика кто-то постучал. Вам станет понятен мой ужас, который скрутил мне живот и заставил похолодеть так, как никогда в жизни, когда я поясню следующее. Дверь домика выходила не в переулок, а в сад. Чтобы добраться до крылечка, нужно было войти на участок через калитку, проследовать по тропинке, окруженной сливовыми деревьями и шиповником, и при этом обойти дом почти по всему периметру. Иного способа попасть к двери не имелось. Участок был окружен высокой сеткой, которую перелезть было невозможно, разве что перелететь.
Я бы мог предположить, что стучатся соседи. Но вряд ли это были они, так как, во-первых, ближайшие соседи ночевали через два дома от меня, во-вторых, нормальные соседи все-таки постучат в освещенное окошко, выходящее в переулок, или покричат с улицы, а в-третьих, калитку я собственноручно закрывал на ночь на внушительный висячий замок с внутренней стороны.
Так что, услышав стук в дверь, я испытал невыразимые ощущения, и, наверное, чуть не потерял сознание от нахлынувшего чувства страха. Пока я обо всем этом размышлял, стук настойчиво повторился. Я пересек комнату, где смотрел телевизор, зашел в комнатку, служившую прихожей, и замер у двери. На крылечке молчали – ни слова ни шороха.
Я собрал всю силу воли и дрожащим голосом спросил «кто там»?
В ответ я услышал слабое неразборчивое бормотание и какое-то хихиканье. Было невыносимо страшно. Я подумал, что сплю, и мне снится кошмар, в голове от страха все помутилось, в глазах стоял туман, а в ушах звенело. Через секунд десять бормотание прекратилось, и я услышал чмоканье – такой звук обычно производят при озвучке поцелуев в мультфильмах или в карикатурном кино.
Я понял, что дело нечисто и надо как-то обороняться. Не знаю, какими доселе незамеченными у себя силами я оттащил от стены тумбочку и приставил ее к двери. На крыльце закопошились и стали непрерывно стучать в дверь вперемешку с более громким бормотанием и чмоканьем.
Я выскочил из комнатки и понял, что в общем-то влезть в дом через два широких окна невероятно просто – достаточно только разбить стекло. Единственным решением для меня оказалось забраться на чердак и втащить за собой лестницу, которая тоже была не легкой, и которую я тоже неожиданно для себя поднял наверх за пару мгновений. Люк на второй этаж я прикрыл и ловко придавил лестницей и какими-то мешками с хламом.
Оказавшись на чердаке и переведя дух, я осмотрелся, отчаянно думая, что делать дальше. Стук в дверь не прекращался. Остальные звуки также были прекрасно слышны – летний домик строился из легких материалов с целью проведения досуга, но не обороны.
В чердачном окошке, выходящем в сад, я увидел бледный свет и понял, что на крыльце у меня все еще включено освещение. Искушение было невыносимым. Я подпрыгнул к этому окошку, прислонился лицом к пыльному стеклу и попытался разглядеть, что происходит у порога.
Саму дверь я не видел, но того, что я разглядел, мне хватило на всю жизнь. Я стоял на коленях, но мои ноги подкосились так, что я упал на пол и заплакал. На той части крыльца, что мне удалось рассмотреть, я увидел бесформенную темную массу, отливающую черной синевой в свете фонаря. Она словно клубилась и пузырилась, из нее постоянно тянулись какие-то отростки и снова исчезали внутри. Она пульсировала и волновалась, причем казалось, что эти волны не заканчиваются на объеме, а идут дальше по воздуху, отравляя ужасом все вокруг.
Но это еще не все. Рядом с крыльцом в тени я увидел две замершие фигуры. Нечеловеческие фигуры. Длинные, тонкие, без рук, похожие на гигантские спички, они слегка качались как будто на ветру. Я не видел их глаз, но знал, что они смотрят на меня.
Я отскочил от окна, упал на доски и заплакал. Я слышал, как стук прекратился, а дверь отчаянно заскрипела. Слышал, как что-то треснуло – видимо, сломался дверной замок – и как тумбочка загремела по полу, когда ее двигали. Бормотание раздалось прямо подо мной. Через щели в неплотно пригнанных досках пола я увидел, что в домике погас свет. Деваться было некуда.
И тут во мне появилась обреченная решимость. В два прыжка я достиг окошка напротив, которое выходило в переулок. К счастью оно открывалось. Я плохо помню, как вылез из него, спрыгнув на землю в кусты жасмина и, вероятно, сильно поцарапался. Плохо помню, как перелез через калитку – скорее всего перепрыгнул. Помню, что я бежал по переулку к дому соседей, в котором горел свет, и чего-то орал, ломился в калитку и боялся обернуться.
На мои вопли вышел сосед, молча без слов, втащил меня за забор, а потом в моей памяти случился провал. По-видимому, я впал в шоковое состояние, и обрывки воспоминаний довольно трудно уложить в нормальное повествование. Проснулся, вернее сказать, очнулся я у соседа на веранде. Сосед стоял и внимательно рассматривал меня. Я вспомнил весь кошмар, и меня начало подтряхивать.
Сосед приказал мне встать и идти с ним. Вместе мы отправились к моей даче. Калитка была распахнута настежь, дверь в дом выломана, распотрошенная тумбочка плавала в бассейне в саду. В комнатах были разбиты все лампочки и электрические устройства. Люк на чердак был закрыт, но заляпан чем-то вроде высохшей слизи.
Сосед опять ничего не сказал, а достал моток медной проволоки. Эту проволоку мы стали натягивать на уровне трех сантиметров над землей по периметру участка вдоль забора. Под калиткой сосед приказал мне вырыть яму глубиной около полутора метров. Он сходил к себе домой и принес что-то в мешке. Содержимое мешка он закопал под калиткой, что именно – я так и не смог разглядеть. Я потихоньку приходил в себя и попытался получить от соседа объяснения. Тот меня оборвал: – Лучше тебе не знать. Больше такого не случится. Но попросил меня не выходить в полнолуние за пределы участка… Можно подумать, что у меня вообще возникнет желание провести здесь не то, что ночь, а даже день.
Кстати, проходя позже мимо дачи соседа, я разглядел потускневшую проволоку, бегущую вдоль его забора. Под воротами ничего необычного я не заметил…
С тех пор я не ночую на той даче и безуспешно пытаюсь ее продать. Несколько раз из другого города приезжал мой двоюродный брат, и с моего неохотного разрешения ночевал на даче со своими друзьями. Над предупреждениями о чертовщине он только посмеялся и сказал, что я переутомился на работе. Ни о чем странном во время этих кутежей брат не упоминал. А я начинаю думать, что инфаркт отца произошел отнюдь не по естественным причинам.
Кто были эти существа, чего они хотели – чем больше я думаю об этом, тем хуже сплю по ночам.
Впрочем, по прошествии трех лет я уже начинаю сомневаться в том, что это произошло со мной. Мне кажется, что я все это выдумал – таким образом мой организм пытается защититься от шокирующих воспоминаний. Проволока в заборе в нескольких местах порвалась, и надо бы ее заменить. Только мне это кажется какой-то нелепой шуткой, и я оставляю все как есть. Мне очень хочется поверить, что ничего этого не было…

Дача

Меня зовут Андрей. Дело было в начале лета 2004 года.
Стоял жаркий июнь, и я с компанией моих друзей решили выбраться за город.
У Коляна (моего друга) была дача неподалеку от Волгограда, и уже в конце июня я, Колян, Степа, Вика, Лера и Катя пылили по проселочной дороге, предвкушая шикарный отдых на 3 дня.
Выехали мы в обед и через пару часов были на месте.
Я с парнями заносили продукты в дом, расставляли алкоголь, ставили мангал, а девушки наводили привычную им уютную обстановку, дамы же. К 6 часам все было готово, и уже навеселе мы сидели и ели шашлыки, выпивали, рассказывали своего рода байки – типичный пикник.
********
Вдоволь наевшись и напившись, я предложил Вике пойти в дом, под предлогом, что мне нужно ей кое-что показать.
Она девушка неглупая, все поняла, но согласилась, я к ней давно подбиваюсь.
И вроде бы все в разгаре, но ведь этим идиотам надоело сидеть. Решили они заглянуть на старую, разобранную и разграбленную на стройматериал небольшую ферму. “Ну, выходите голубки”, – кричал Степа, в то время как Колян, поддакивая ему, кидал что-то в окно.
– Пошли, они все равно не отстанут, – сказала Вика, и я согласился.
Я до сих пор жалею, что не остановил их тогда, да лучше бы у меня инфаркт случился! За что мне это все, боже?
Ну да куда там. И вот мы идем по тропинке, на горизонте виднеется эта дряхлая, но кажущаяся мне жуткой старая “цитадель”. Я пытался их отговорить, но энтузиазм разродившийся алкоголем я не осилил.
Это была типичная сельская постройка 30-х или 40-х годов. Старые, никем не тронутые ставни, коридоры в которых все еще валялось сено – жуть короче. Степан предложил всем разделиться и через полчаса встретиться на выходе фермы. Как бы я не отметал идею, все впустую.
Я шел с Викой по темному коридору, Степа и Лера, Колян и Катя пошли другими путями. Я услышал как “что-то” сзади позвало меня Степиным голосом.
Вот так просто. Ну и что думаете? Никого мы не обнаружили. Мы с Викой ринулись в обратном направлении. Я стал кричать, надеясь, что ребята услышат.
Но… Тут меня поглотил страх, который вошел в меня прямо через сердце и прошел по всем клеткам тела. Вики рядом не было.
Я просто не знал, где она. Я материл их, как мог, звал, надеясь на глупый розыгрыш – тщетно. И я поступил как трус – я побежал домой, как ребенок. В тот момент мной правил не я, а страх.
Я вбежал в дом, включил везде свет, заперся на все засовы.
Из окна можно было хорошо видеть ферму, и я смотрел туда. Смотрел минут, наверное, 10, пока не увидел движение внутри фермы.
Я подумал, что это ребята, но движение было таким странным, дергающимся и бессмысленным, нечто носилось с огромной скоростью от одного конца фермы до другого, и… остановилось.
Не знаю, как, но я почувствовал холодный, злой, насмешливый взгляд на себе. Я отрубился.
***
Я очнулся уже днем, шел дождь. В доме я был один, на улице по прежнему были остатки вчерашнего “отдыха”. Помощи просить было не у кого, рядом только заброшенные и забытые всеми старые, ветхие дачи.
Три дня я не выходил на улицу, каждую ночь я видел “это”, стоящее внутри фермы и так ожидающе глядящее на меня, я чувствовал его взгляд. На предпоследнюю ночь я вдруг сам того не ожидая, заорал “этому”: “Уходи, что тебе нужно?” Напрасно.
Я видел, как оно вышло из фермы и направилось к дому.
Я лежал и ревел у стены, закутавшись в куртку, чувствуя его около окна. Еще слово, и оно войдет. Войдет и сделает со мной то, что сделало с ребятами. Вика… Колян… Ребята, простите… Я слушал дыхание этой твари. Я слышал, как дергается ручка дома, и страшные звуки за дверью.
“Выйди, тут ребята… ну же… они тебя ждут”, – прохрипела тварь.
Но вдруг… со мной заговорил Колян: “Андрюх, открой дверь, ты чего?”
Я было собрался открывать, как ребенок к маме, я бежал к двери, но за дверью я услышал все то же жуткое хрипение.
Я вновь отрубился. Что же это было?
Днем я, не взяв ничего, прыгнул в машину и на всех парах полетел в город. Я ехал и ревел, за три дня я поседел и постарел, наверное, лет на 10. Мой глаз постоянно дергался, как и моя рука.
Милиция ездила туда, но не нашла ничего, кроме следа чьего-то кроваво-бордового отпечатка руки на окне дома. Я стал больным человеком. Ни психушка, ни препараты не помогают мне. Я вижу один и тот же сон каждую ночь: как лежу где то внутри фермы и пытаюсь звать на помощь, но не могу говорить, тут все мои друзья и девушка, но подходит оно и… просыпаюсь.
Но теперь я жду смерти. Такой же мучительной, как и та, что настигла моих несчастных друзей, ведь мне пришло письмо с адресом той дачи: “Твои друзья соскучились”.
Но как? Как спустя три года оно нашло меня? Все свои сбережения, которые я копил на поездку с Викой за границу, я спустил на то, чтобы эту чертову ферму снесли.
Кто-нибудь, спасите… Скажите мне, что это сон.
***
Меня зовут Владимир. В 2011 г. я получил высокую должность в МВД и имею доступ к секретным материалам. В апреле 2012 я наткнулся на это дело. Там был прикреплен и дневник рассказчика. То, что произошло, написано выше. А вот и то, что я нашел в самом конце.
__
Секретные архивы:
Монакин Андрей Сергеевич, заявивший о пропаже пятерых молодых людей, а именно: Диденко Виктории Павловны, Брюховецкой Валерии Игоревны, Зайцевской Екатерины Викторовны, Сафаева Степана Николаевича и Зимина Николая Валерьевича найден мертвым в своей квартире. На месте снесенной фермы найдены тела молодых людей.
Дело секретное и разглашению не подлежит.
23.10.2008 год.

Привидения или зомби на даче ломятся в дом

Саму дверь я не видел, но того, что я разглядел, мне хватило на всю жизнь. Я стоял на коленях, но мои ноги подкосились так, что я упал на пол и заплакал. На той части крыльца, что мне удалось рассмотреть, я увидел бесформенную темную массу, отливающую черной синевой в свете фонаря. Она словно клубилась и пузырилась, из нее постоянно тянулись какие-то отростки и снова исчезали внутри. Она пульсировала и волновалась, причем казалось, что эти волны не заканчиваются на объеме, а идут дальше по воздуху, отравляя ужасом все вокруг.
Но это еще не все. Рядом с крыльцом в тени я увидел две замершие фигуры. Нечеловеческие фигуры. Длинные, тонкие, без рук, похожие на гигантские спички, они слегка качались как будто на ветру. Я не видел их глаз, но знал, что они смотрят на меня.
Я отскочил от окна, упал на доски и заплакал. Я слышал, как стук прекратился, а дверь отчаянно заскрипела. Слышал, как что-то треснуло – видимо, сломался дверной замок – и как тумбочка загремела по полу, когда ее двигали. Бормотание раздалось прямо подо мной. Через щели в неплотно пригнанных досках пола я увидел, что в домике погас свет. Деваться было некуда.
И тут во мне появилась обреченная решимость. В два прыжка я достиг окошка напротив, которое выходило в переулок. К счастью оно открывалось. Я плохо помню, как вылез из него, спрыгнув на землю в кусты жасмина и, вероятно, сильно поцарапался. Плохо помню, как перелез через калитку – скорее всего перепрыгнул. Помню, что я бежал по переулку к дому соседей, в котором горел свет, и чего-то орал, ломился в калитку и боялся обернуться.
На мои вопли вышел сосед, молча без слов, втащил меня за забор, а потом в моей памяти случился провал. По-видимому, я впал в шоковое состояние, и обрывки воспоминаний довольно трудно уложить в нормальное повествование. Проснулся, вернее сказать, очнулся я у соседа на веранде. Сосед стоял и внимательно рассматривал меня. Я вспомнил весь кошмар, и меня начало подтряхивать.
Сосед приказал мне встать и идти с ним. Вместе мы отправились к моей даче. Калитка была распахнута настежь, дверь в дом выломана, распотрошенная тумбочка плавала в бассейне в саду. В комнатах были разбиты все лампочки и электрические устройства. Люк на чердак был закрыт, но заляпан чем-то вроде высохшей слизи.
Сосед опять ничего не сказал, а достал моток медной проволоки. Эту проволоку мы стали натягивать на уровне трех сантиметров над землей по периметру участка вдоль забора. Под калиткой сосед приказал мне вырыть яму глубиной около полутора метров. Он сходил к себе домой и принес что-то в мешке. Содержимое мешка он закопал под калиткой, что именно — я так и не смог разглядеть. Я потихоньку приходил в себя и попытался получить от соседа объяснения. Тот меня оборвал: — Лучше тебе не знать. Больше такого не случится. Но попросил меня не выходить в полнолуние за пределы участка… Можно подумать, что у меня вообще возникнет желание провести здесь не то, что ночь, а даже день.

Дача

На выходные ко мне приходил брат с ночевкой, и когда легли спать, стали вспоминать всякие прикольные моменты из его и моего детства, и стали говорить про нашу старую дачу. И я вспомнила один странный случай.
Мне тогда было лет 6-8, где то так, и в последние дни августа мы поехали на дачу (я, бабушка и мама). Дача наша расположена прямо у леса и лишь небольшой ручей отделяет от него, но сам дачный поселок большой. В то время уже в эти дни начались первые осенние холода, родители и поехали для того, чтобы убрать все на улице и закрыть дом на зиму. Не стану описывать всего процесса уборки, да я в нем собственно, участия не принимала и носилась сломя голову с собакой. Точно не помню почему, но нам пришлось там остаться ночевать.
Дача двух этажная, на первом этаже стояло две кровати и на втором тоже. Мы расположились на первом (к печке поближе), бабушка легла на кровати возле двери, которая вела на терраску, а мы с мамой легли на кровати, которая стояла прямо напротив лестницы на второй этаж.
Я проснулась раньше всех, на часах было 5:30, но я решила не вылазить из под теплого одеяла и поваляться еще, и тут я услышала шаги на втором этаже, но шаги эти были странные как буто кто то делал пару шагов и останавливался, итак каждый раз (там, когда ходишь всегда пол скрипит). Поначалу я думала, что мне показалось, но потом я снова услышала шаги. Я стала будить маму, она спросонья спросила, в чем дело, я сказала, что на втором этаже кто то ходит, она все тем же сонным голосом что то пробубнила и опять уснула.
Шаги на втором этаже продолжались где то до 6:00, а потом сами собой прекратились, и на улице как раз более менее стало светло, хотя небо было пасмурное. Затем, немного позже проснулись родичи.
Все это время, что на втором этаже кто то ходил я смотрела на лестницу и боялась, что этот кто-то или что-то спуститься. Но ничего не произошло.
За завтраком я снова сказала об этих шагах, а мама сказала, почему я ее не разбудила, я сказала, что будила, но наверное она была настолько сонная, что не помнит этого.
Потом мы поднялись на второй этаж, там никого не было.
Но я точно помню, что мне это не показалось и не приснилось.
P.S.прошу заметить, что днем, когда мы приехали, мы то и дело поднимались на второй этаж и там никого не было. Окна там не открываются, и залезть никто не мог. Собака была внизу, на улице возле входной двери.

Мистика на даче

Все произошло летом 2011 года, мы с друзьями поехали на дачу отдыхать. Начиналось все довольно хорошо, мы приготовили шашлык, покушали, ну и конечно же выпили. Под вечер, уже слегка поддатые, мы решили порассказывать страшные истории.
Теперь я буду повествовать от своего имени. Мой друг Саня рассказывал историю, как вдруг прервался на мгновение, и вдруг я услышал тиканье часов. Колян, который сидел неподалеку от меня, прервал историю и сказал: “Часики в тему тикают.” Леха, который являлся хозяином дачи, с удивлением смотря на Коляна, сказал: “У нас в доме нету работающих часов.” Все резко замолчали и чуть ли не в один голос сказали, что тоже слышат тиканье. Все встали и начали ходить по комнате, и искать эти часы. В итоге мы поняли, что звук идет из угла около камина, я подумал и решил предложить продолжить поиски часов утром на трезвую голову.
Проснувшись почти самым первыми, я и Колян разбудили остальных. Во время завтрака Колян вспомнил про часы, и мы снова начали их искать, после долгих поисков мы обнаружили часы на центральной полке шкафа, но самое странное, что все помнят, что вчера там этих часов не было. Внимательно их осмотрев, мы обнаружили, что в них не было батареек.
Ближе к вечеру Санек, Колян и Леха ушли в магазин, который был неподалеку, где-то минут через 30 я решил им позвонить, так как обычно они доходили туда и обратно минут за 10-15, они сказали, что уже идут домой. Когда я повесил трубку телефона, я услышал их голоса за окном и решил посмотреть, что там происходит, так как они сказали, что только идут домой, когда я подошел к окну, там никого не было. Где-то минут через 10 они пришли, и я решил им рассказать, что произошло. Вначале они рассмеялись и подумали, что я шучу, но потом, услышав свои же голоса на улице, они не на шутку испугались и на некоторое время вошли в ступор. Простояв примерно 30 секунд, Колян резко пошел к двери и вышел на улицу. Все последовали за ним. Не обнаружив на улице ни души (Так как время было примерно 00:30), все поспешили назад в дом. Сев за стол, мы сразу начали обсуждать только что произошедшее.
Дальше повествую как диалог.
– Может, нам просто показалось (Санек).
– Не могло нам это показаться! У нас что, массовая галлюцинация? (Леха)
– Ну а как ты это еще объяснишь? (Санек)
– Ребят, а вы слышите, по-моему опять что-то тикает! (Колян)
Услышав тиканье, все сразу посмотрели на полку в шкафу, где должны были стоять часы, но их там не оказалось. Переглянувшись, мы побежали на второй этаж, заперли дверь и обнаружили, что часы стояли на тумбочке возле окна, Санек подбежал к часам, схватил их и выкинул в окно за пределы дачного участка. На следующее утро часов в доме не обнаружилось, и мы больше не слышали этого тиканья. После завтрака мы спокойно собрались и поехали назад в город.

Нехорошая дача – Истории о странном и непонятном

Моя история реальна. Хочу рассказать об одной даче в нашем дачном поселке под Москвой близ города Бронницы.
Участок под дачу мои родители купили в далеком 1994 году, тогда это было колхозное поле, где пасли коров. Когда сошел снег, мы всей семьей поехали смотреть участок. Подъезжая, с дороги мы увидели, что на самом первом участке от дороги, уже возводится большой дом, но и только… потом до самого леса, где горизонт, не было еще ничего, ни одной постройки. Ездили мы на участок достаточно часто, но со строительством мои родители не спешили, денег было не много, поэтому потихоньку только облагораживали территорию, сажали плодовые деревья, кусты и зелень..
Каждый раз въезжая в поселок мы видели, как быстро растет первый дом! Полностью деревянный, 2-х этажный его выкрасили зачем-то в темно-коричневый цвет, от чего он сразу стал производить впечатление мрачного дома.
Однажды, приехав в очередной раз на дачу, соседи рассказали, что в том самом первом доме произошло убийство. Оказалось, что дом принадлежал пожилой супружеской паре, люди планировали после выхода на пенсию поселиться в этом живописном уголке, поэтому так торопились и не жалели денег на строительство. Как выяснилось, это-то их и погубило..
На объекте работала бригада строителей, кто они и откуда были – никто не знал. Дочь погибших рассказала, что накануне вечером родители повезли деньги на оплату строительства. В Москву родители так и не вернулись на следующий день, и на второй день тоже. Сотовые телефоны тогда только-только появлялись и были редкостью, поэтому молодая женщина поехала на дачу сама. Родителей она нашла в своих кроватях, с множественными ножевыми ранениями. Исчезли строители, а вместе с ними деньги и телевизор. Что было странно, это то, что в доме была переломана топором вся мебель и выломаны оконные рамы. В остальном дом остался цел. Убийц так и не нашли…
По слухам, в доме живут привидения этой супружеской пары. При жизни они очень любили этот дом, и не могли дождаться, пока закончится строительство, чтобы поселиться в нем, поэтому, вероятно, они не терпели никого в нем и после смерти.. Спустя несколько лет, отдыхая на даче, я познакомилась с дочерью очередных жильцов данного дома. Меня очень интересовала тема привидений, но я никак не решалась задать вопрос этой девушке, т. к. боялась напугать ее. Только однажды она завела разговор сама и рассказала, что по ночам в доме происходит что-то странное: какой-то стук, скрежет.. как будто молоток стучит по мебели и стекла в окнах дрожат. Она говорила, что за стеной нередко слышала тихий женский стон, хотя это точно была не ее мама, ее комната на 2-м этаже дома. Несколько раз, приезжая, они заставали такую картину: мебель разбросана и оконные рамы треснуты. Родители считали, что это воры залезают, дом-то первый у дороги… поэтому все, кому не лень, лезут в надежде поживиться, но видят, что брать нечего и крушат все вокруг. Объяснение достаточно правдоподобное.
Однако дом продается с завидной регулярностью несколько раз в год. В нем никто долго не живет… и все время идет ремонт и переделка, постоянно вижу, что меняют оконные рамы, этим летом новые владельцы поставили пластиковые окна…

Дача

Можете говорить, что это все выдумки, что история не страшная и ставить минусы. Может, где-то и действительно выдумка и игра моего больного воображения и, возможно, не только моего. Пишу то, что знаю. Давно меня волнует эта тема. Рассказ про дачу моих родителей, я туда уже давно не езжу, а если и езжу, то отказываюсь ночевать. Сейчас объясню – почему.
Итак, дача – дом с участком в Истринском районе (МО). Дом мои родители построили добротный, просторный (два жилых этажа, цоколь и мансарда) и отапливаемый (со своей котельной), то есть жить в нем можно круглый год и не париться, так как все для городского жителя, привыкшего к комфорту, – там есть. И все бы ничего, я бы туда даже с удовольствием переселилась, но, признаюсь, трусиха.
Но пугает меня даже не то, что дом наш чуть ли не на кладбище стоит, т.к. в МО вырыт котлован под дачу, и найти человеческие кости – обычное дело, с ВОВ до сих пор находят то тут, то там. Это не домыслы и не легенды, это, к сожалению, факт. Но это ладно, все привыкли уже.
Мои бабушка с дедом не очень ладили, и бабушка часто жила на даче, часто оставалась одна. Склерозом никаким не страдала и была для своего возраста довольно здоровым и крепким человеком, поэтому ее спокойно оставляли одну в большом доме. Бабуля моя пережила немецкую оккупацию в детстве и была не из пугливых, поэтому мельком и как бы в шутку рассказывала, что ночью иногда шумы всякие слышит: был звук, будто в подвале банка лопнула, пошла в подвал – чисто, обошла дом – ничего. Иногда будто голоса слышала. Однажды, стоя на ровном месте, упала, как подкосил кто (старый человек, но проблем с ногами у нее не было). Впоследствии это падение вызвало инсульт, через месяц или меньше она умерла во сне в больнице.
Мама тоже говорила, что иногда слышала странные шорохи и голоса.
Кто-то из соседских мальчишек говорил, что видел в окне нашего дома силуэт и решил, что мы приехали, хотя никого в доме не было.
Я сама как-то месяц отдыхала там, родные навещали меня только по выходным. Чтобы мне было не сильно страшно, со мной оставили собак (на тот момент у нас было два добермана). Видела, как собаки часто смотрели в потолок (в сторону мансарды) и лаяли. Так что в своей спальне, на втором этаже, я спать откровенно трусила. Спала в зале на диване, в коридоре включала свет, но засыпала все равно под утро. Пугало, что при наличии нового паркета в коридоре, который не скрипит под ногами (по крайней мере, под моими ни разу не скрипел), он, зараза, каждую ночь скрипел, причем так, будто прям за стеной кто-то ходит все время и не показывается. Собаки, спящие рядом со мной на диване, тоже навостряли свои эхолокаторы в сторону коридора, значит, думаю, не сошла еще с ума со страху.
Может, это совпадение, но обе собаки умерли на этой даче: у одного отказали почки, и он быстро “высох”, у другой через полгода внезапно остановилось сердце, собака просто не проснулась. Старыми не были.
Ладно, все это фигня. На мансарде находиться как-то стремно, голова начинает болеть. Но это тоже фигня, может, сама себя накрутила. Но был реально странный случай.
На даче как-то случился пожар. Система оповещения, которой был утыкан дом, не сработала, выручили соседи – вызвали пожарных. Хотя, когда они приехали, огонь сам потух, было предположение, что воздух закончился. Причина возгорания, возможно, – искра в щитке, который был в коридоре, в котором и был пожар. Вроде все логично, но на месте все дружно чесали репы. Странность в том, что коридор выгорел весь полностью, но почему-то стоящий в углу холодильник оказался почти нетронутым, хотя вся фигня, находившаяся на холодильнике, тоже сгорела подчистую. До состояния пепла сгорела вся первая ступенька деревянной лестницы, ведущей на второй этаж, вторая – почти не тронута. На второй этаж огонь не пошел, в зал – тоже, хоть двери были открыты. Двери пострадали не сильно, но заметно. Весь дом, конечно, сильно подкоптился, но никто так и не понял, что случилось. Казалось, что огонь бушевал только в пределах невидимых границ – границ коридора.
Можете сказать, что это я все навыдумывала. Но я была там. Я видела четкие границы, которые оставил пожар, я слышала скрип новых паркетных досок, которые не скрипят днем, даже ночью не скрипят, когда в доме много народу. Но даже днем мне жутковато находиться одной в этом доме. Так что можете смеяться, но мне легче признаться в собственной трусости, чем проверять свою смелость, накрывшись одеялом, вздрагивать от каждого шороха. Спасибо за внимание.

Дача

… Книга писалась очень медленно, крайне медленно, и, соотнеся время и скорость, я понял, что, если все будет продвигаться такими темпами, мне ни за что не преодолеть это расстояние. В моей голове уже крутилась сумма неустойки, которую я должен буду выплатить издательству в случае фиаско. От этих мыслей голова ежедневно болела, даже отношения с женой ухудшились, потому что я стал нервным и раздражительным. Вот тогда-то я и вспомнил про дачу, которая досталась мне от родителей, а тем, в свою очередь, от кого-то там еще, я этим фактом никогда не интересовался: мне было все равно. Что самое интересное, ни родители, ни я ни разу там не были. Родители не ездили туда в силу неизвестных мне причин, а я – в силу того, что родители там не появлялись, соответственно, один я туда не приезжал, пока был маленький, а повзрослев, я про нее уже как-то и подзабыл. И тут такая возможность выпала! Я всерьез полагал, что уединение и свежий воздух обязательно поспособствуют новому витку в развитии моего подувядшего таланта. Скорее, скорее, нужно было ехать туда немедленно! Я уже предчувствовал сенсацию по поводу выхода моей очередной книги!
Я наспех набрал телефон отца (память не подвела) и, кажется, даже пританцовывал от нетерпения, пока в трубке лились неспешные гудки. Наконец, старый хрыч (прости, папа) снял трубку. Телефонные провода принесли его скрипучее “Алло”.
– Алло, папа, это я, – в спешке я даже забыл поздороваться, – у меня к тебе очень срочное дело…
– Здравствуй, сынок, – спокойно ответил отец (если он и был удивлен, то мастерски это скрыл). – Спасибо большое, что позвонил, у меня все хорошо, не стоит беспокоиться.
“В своем репертуаре”, – раздраженно подумал я.
– Извини, папа, добрый день, как твои дела, – быстро проговорил я. – У меня к тебе дело государственной важности!
– Ты из-за этого звонишь своему старику-отцу? – в голосе отца послышался сарказм. – По делу государственной важности? А про здоровье мое ты не хотел бы узнать? А, может, я при смерти лежу? Все-таки мне уже за шестьдесят.
“Все язвит, валенок хренов”.
– Не драматизируй. Я слышу, что ты здоров. Люди при смерти так не разговаривают, – не выдержал я. – Мне всего-то надо было узнать насчет этой дрянной дачи, а ты начинаешь выяснять отношения…
Отношения… Между мной и отцом их не стало после смерти мамы…
– Насчет какой дачи? – тон отца сменился. Вот только недавно он разговаривал в резкой форме, сейчас же его голос был… жалок, что ли. Или… испуган?
– Той самой, что вы купили с мамой в девяносто первом, – напомнил я, удивленный такой сменой настроения отца.
– А… зачем тебе? – тихо поинтересовался он.
Вздохнув, я кратко поведал о моих грандиозных планах – он ведь даже не знал, что его сын-неудачник еще что-то мог в этой жизни. Отец, помолчав, кротко попросил:
– Можно, я приеду?…
… После смерти мамы я практически не общался с отцом. Изредка только мы обменивались дежурными краткими телефонными звонками да открытками с поздравлениями. Постепенно и эти крохи общения сошли на нет. Все разрушила мамина смерть. Чего греха таить, отец всегда был человеком вольного поведения и не гнушался связями на стороне, не особо при этом скрываясь. Мама же моя, человек тонкой душевной организации, молча сносила все обиды со стороны мужа, не ругаясь и не устраивая скандалов. Любила, наверное. И эта тяжесть, что копилась годами, просто в один далеко не прекрасный день так надавила на сердце мамы, что оно не выдержало. Тогда что-то надломилось во мне, и я отстранился от отца. Нет, я не презирал его и ненависть тоже не испытывал, я был равнодушен, потому что равнодушие бьет больнее эмоций, так же как и молчание иногда звучит громче слов…
Отец жил в том же городе, что и я, однако же мы после смерти матери не виделись: я этого не хотел, а он был слишком горд и занят собой, чтобы обращать внимание на такого неудачника, коим он всегда меня считал. Иногда мы пересекались в людных местах, но это было не более, чем мимолетный взгляд, который иной раз мы бросаем вскользь равнодушно на своего давнего знакомого…
Но время неумолимо. Не пощадило оно и отца. Прежний лоск и апломб его исчезли, лицо сморщилось, а женщины из его окружения, так же как и остатки седых волос, куда-то исчезли, будто и не было их вовсе. Он стал одинок и никому не нужен, я же тихо радовался этому, думая, что жизнь его размазала, как манную кашу по тарелке. А иногда мне становилось грустно: все-таки это был мой отец…
И вот сейчас мне он понадобился. Да, я вспомнил о нем не из-за заботы или любви, а сугубо в своих интересах, но позвонил же! И даже номер не забыл. Ожидая приезда отца, я отметил, что легкое волнение потрясывало мои руки. Жену и дочь я предусмотрительно отправил к теще: незачем им видеть эту встречу. Мне было стыдно, сам не знаю за что, но я упорно гнал это чувство от себя, а оно не желало исчезать.
Ровно через два часа после телефонного разговора раздался звонок в дверь. Я открыл. На пороге стоял мой бедный отец, такой жалкий, что я едва подавил в себе желание обнять его. Но… видно, жесткость передалась мне по наследству, поэтому я только сдержанно пожал его теплую сухую руку и кивком пригласил войти.
Неловко присев на краешек кресла, отец поглядел на меня:
– А ты изменился, сынок.
– Ты тоже, папа, – сухо сказал я, все еще боясь, что он заметит мое волнение.
Но он не стал заострять на мне свое внимание, а уставился взглядом на узор обоев за моей спиной.
– Знаешь, – начал он, так же избегая глядеть мне в глаза, – я хотел давно с тобой поговорить, но не получалось. То ты был мал, то я был глуп, то мамина смерть… И эта стена между нами. Мы – ты и я – построили ее очень прочно и высоко. А зачем? Для чего? Никто теперь из нас не ответит. Я не буду говорить тебе о том, что я хороший и правильный, нет. За то, как я жил, я наказан вполне, и это самая справедливая кара за мои поступки. Не за тем я сюда пришел, чтобы твое прощение вымаливать. Может, ты когда-нибудь простишь меня сам… Речь не об этом сейчас. Давеча в телефонном разговоре ты упомянул о нашей старой даче, на которую ты хочешь ехать для написания своей книги. А ты никогда не задумывался над тем, почему мы туда никогда не ездили? Почему ты там ни разу не был? Мы-то с мамой были там… один раз, – он вздрогнул. – Дело было в июле. Мы поехали туда разбирать старые вещи, доставшиеся от прежних владельцев, чтобы подготовить дачу к следующему сезону. Дачный домик был очень старый, внутри пахло плесенью: там давно не было хозяев. Мы с мамой решали, как и что там будет, надеялись, что приведем его в порядок и отделаем так, что он превратится в сказочный дворец. Мы остались там ночевать. Среди ночи я проснулся от стука: кто-то настойчиво барабанил в деревянную дверь дома. Тихо, стараясь не разбудить маму, я подошел к двери. Изнутри она вся была покрыта слоем непонятного белого налета, от нее шел холод, и кто-то с улицы жалобно просил, чтобы его впустили. “Холодно тут, впустите” – вот примерные слова этого неизвестного. Даже спросонья я понял, что тут что-то не так: лето же на дворе! Я не отвечал, а голос за дверью стал грубее и превратился в истошный вой. От сильных толчков дверь ходила ходуном. Тут уже проснулась твоя мама, и мы оба, испуганные, просидели всю ночь за этой дверью, моля Бога, чтобы она выдержала бешеные стуки и царапанья. На рассвете все смолкло, но мы долго еще боялись выглянуть на улицу. После я детально изучил дверь изнутри и снаружи…
– И что же это был за налет? – спросил я, весьма заинтригованный красивой сказкой, но не более.
– Это был иней, – отец взглянул на меня со страхом. – Сынок, разве бывает иней в июле?
– На Северном Полюсе – да, – пожал плечом я.
– А снаружи дверь была будто медведем поцарапана… – Отец не слышал меня. – В тот же день мы заколотили все окна и двери, собрались и уехали оттуда, решив больше в эти края не возвращаться.
– А вы у соседей не спрашивали? Может, это какой-нибудь алкаш за бутылкой лез, – сделал неуклюжую попытку пошутить я.
Отец показал головой:
– Спрашивали, они еще удивлялись, почему мы так спешно уезжаем, да еще и заколачиваем там все? Они ночью ничего не слышали и не видели. Мы же ничего рассказывать не стали: мало ли, подумают еще, сумасшедшие какие-то. Наплели что-то про травлю тараканов и уехали оттуда навсегда…
“Хорошо, что жена не слышала эту историю, а то точно не пустила бы меня никуда”, – подумалось мне…
– Пап, а где она находится, эта дача? – невинно поинтересовался я.
– На 47-м километре, в Лопухово… А зачем тебе? – спохватился отец. – Ты что, туда ехать собрался? Это же опасно, не надо тебе туда!
– Никуда я не собрался, – отмахнулся я. – Я по этой истории роман напишу, просто спрашивал факты, не более того.
Отец схватил меня за запястье и больно сжал.
– Обещай, что не поедешь туда! Дай слово!
– Обещаю, обещаю, – поморщился я и выдернул руку. – Слово настоящего бойскаута…
Когда я провожал отца к двери, в мозгу теплилась поганенькая мыслишка: эх, папка, не бойскаут твой сын и таковым никогда не был…
… – Да, любимая, доехал нормально. Нет, пробок почти не было, только на выезде из города немного. Как там Соня? Когда проснется, передай, что папа ее очень сильно любит и через несколько дней приедет обратно домой, к ней и маме. До встречи, дорогая, целую нежно тебя и нашу принцессу.
Нажав кнопку отбоя, я озадаченно посмотрел в зеркало, мутноватая поверхность которого отражала еще молодого, но уже чрезвычайно утомленного жизнью тридцатилетнего человека, коим я являлся на данный момент. Несколько дней? Да, у меня есть несколько (а точнее пять) дней на то, чтобы написать новый литературный опус. Сроки поджимали, редактор напирал, а у меня еще не было написано больше половины книги. Это при том, что половину гонорара я взял (ну ладно, выпросил) вперед, чтобы погасить долги. В издательстве пошли мне навстречу, взяв во внимание мои предыдущие успехи на литературном поприще (у меня до этого вышли два вполне успешных романа). И вот я самонадеянно взялся за третью свою книгу, легкомысленно пообещав, что напишу очередное произведение искусства в кратчайшие сроки. Да уж, муза жестоко надо мной подшутила в этот раз, оставив меня одного в самый неподходящий для этого отрезок времени.
Но теперь я думал (нет, я был уверен), что допишу этот злосчастный роман до логического конца и к началу недели с широкой самодовольной улыбкой положу его на стол главному редактору. И этому поспособствует мое краткосрочное затворничество на этой вонючей даче.
… Едва я вошел на территорию участка, в моем сердце поселилась угрюмая нелюбовь к этому месту. Как вообще можно было купить такое убожество, напоминающее дом Кащея! Хотя, быть может, в то время эта фазенда еще выглядела более-менее пристойно, кто знает. Я осторожно шел по прелым листьям тополей, которые, казалось, тихо звенели при ходьбе. По свинцовому небу холодный ветер мрачно гнал тяжелые пепельные облака. В воздухе витала неприкрытая осень, которая заполонила собой все: голые деревья, серые крыши домов, даже дальние закоулки моей души. Я обрадовался. Кажется, атмосфера уже начинала действовать на меня, уж коли мои мысли унеслись в царство эпитетов. В конце-то концов, осень здорово в свое время помогла Пушкину, неужели мне откажется посодействовать?
В конце участка я увидел его. Дом стоял, как нищий на церковной паперти: убогий, горбатый, юродивый. Глазницы окон слепо смотрели на мир деревянными досками. Дверь также была заколочена.
Метнувшись в какой-то хилый сараюшко, я откопал там ржавые щипцы, которыми я намеревался выдернуть гвозди. Еще меня удивило то, что за эти годы, видимо, никто не попытался умыкнуть сии принадлежности, что русскому человеку само по себе несвойственно.
Человеку… И тут я замер. А ведь ни одного человека я не увидел, пока искал свою дачку. Не слышались голоса веселых дачниц, мужики не басили на участках. Даже сторожа не было. Странно. Разъехались, что ли, все? Хотя неудивительно: уже октябрь, сбор урожая закончен, чего тут торчать? Но сторож-то уж точно должен был быть… Запил, наверное, и смотался в соседнюю деревню. Тем лучше, если я тут совсем один. Больше времени на творчество. С этой мыслью я пошел отрывать доски. Освободив дверь от досок, я увидел на ней царапины, такие, какие оставляет хищник с весьма острыми и огромными когтями. Сердце мое дрогнуло, но, отбросив все сомнения и сорвав замок, я толкнул дверь.
Дом встретил меня тишиной, гардинами из паутины, свисающими с потолка, и нестерпимою вонью. Воняло сыростью и дохлыми мышами. Оставив дверь открытой, чтобы в дом попадало немного солнечного света и свежего воздуха, я начал свою экскурсию. Домик был небольшой, но в свое время уютный. Не буду утомлять вас подробностями, скажу только, что второй этаж меня не впечатлил и обосноваться на эти несколько дней я решил на первой этаже, в маленькой комнатке, которая выходила окошками на двор (доски с окон я тоже отодрал). С собой я привез необходимый минимум одежды, кое-какие продукты (жена как знала, что местный магазинчик работать уже не будет) и предметы первой необходимости. Причем моя Света даже положила мне несколько парафиновых свечей, что неудивительно: вряд ли в доме сохранилось электричество.
В комнатке, которую я занял, была старая железная кровать, дубовый стол и обшарпанный стул. Скудно, конечно, но вполне достаточно.
Вытерев со стола пыль, я водрузил на него свою гордость: печатную машинку. Ноутбук был хрупок и зависим от электричества, а моя малышка с достоинством выносила все испытания и не испытывала потребности в энергии. Тем более, мне казалась вся эта обстановка настоящей находкой для талантливого писателя, коим я себя считал. Поэтому я не испытывал особого дискомфорта от отсутствия электричества. Телефон я зарядил дома, зарядку аппарат держал хорошо, а с женой мы договорились связываться в крайних случаях. Я же, чтоб домашние не волновались, должен был каждый вечер отправлять одно сообщение: “Все хорошо”.
Отчего-то (наверное, инстинкт самосохранения сработал) заперев дверь на засов и наскоро закусив консервами, я принялся за работу. К тому времени, когда уже начало вечереть и холодать, и длинные тени опустились на землю, к моему роману прибавилось уже пятнадцать листов. Я довольно потирал руки: если работа пойдет таким темпом, я не то что уложусь в срок, но и даже сумею приехать на день раньше домой. Перспектива эта так поглотила меня, что пальцы, как заведенные, мелькали над клавишами машинки. Сюжет книги будто стлался из моего мозга, ложась на бумагу ровными строчками.
Я очнулся, когда буквы уже стали расплываться перед моими глазами. Проморгавшись, я огляделся по сторонам: стемнело окончательно. Я стал и потянулся, чтобы размять затекшую спину. С помощью зажигалки я зажег свечу, чтобы большая часть ночи не пропадала зря: зачем спать, когда можно поработать. Перед долгой кропотливой ночью я решил выкурить сигарету. Делал я это крайне редко, в основном потому, что меня курение тонизировало. Выйдя на крыльцо, которое от времени уже подгнило и противно скрипело при каждом нажатии, я с удовольствием вдохнул свежий октябрьский воздух вкупе с сигаретным дымом. Такого сочетания я еще не пробовал, поэтому закашлялся. Кашель мой на фоне тишины поселка прозвучал как зловещее карканье старой вороны, и я постарался его унять. Внезапно меня привлекло какое-то движение: вдоль изгороди, в начале улицы, двигался какой-то огонек. Поспешно затушив сигарету, я торопливо вошел в дом и запер дверь на засов. Войдя в свою комнатку, я затушил свечу и стал наблюдать из окошечка за этим источником огня. Он двигался очень медленно и в направлении моего участка. Вскоре этот огонек поравнялся с моим забором, и в неясном отблеске света мне обрисовались очертания человеческой фигуры. “Сторож вернулся, алкоголик хренов, – подумалось мне облегченно. – Нагулялся где-нибудь и теперь делает обход”. Осознание того, что теперь я не один, приятно согрело мое напряженное тело. Я хотел было выскочить на крыльцо и позвать ночного гуляку, но что-то меня сдержало, и я продолжил наблюдать за ним. Между тем, силуэт незнакомца, дойдя до калитки моего забора, остановился и медленно повернул голову в направлении дома (я видел это все в свете факела, который держал незнакомец). На мгновение пламя осветило его лицо, и я в ужасе отшатнулся от окна. Боже мой, это было лицо не человека, а какого-то ужасного существа. Лоснящаяся, покрытая какими-то буграми, кожа темного оттенка, нос в виде свиного пятака, круглые желтые глаза и огромный рот, полный длинных острых зубов. Зубы я увидел, потому что эта скотина улыбалась. По крайней мере, мне так показалось, потому что тварь смотрела на мой дом и скалилась как-то… плотоядно. Наверное, этот гомункул услышал мой кашель или заметил огонек моей сигареты.
Задержав дыхание, я наблюдал за этим уродом. Он замешкался у калитки, и тут до меня дошло, что он скидывает крючок, которым я, как истинный хозяин, запер ее. Метнувшись к двери, я проверил засов: он был крепок. Но достаточно ли?
Я не хотел возвращаться к окну, так как, при взгляде на этого красавчика, сердце мое начинало бешено стучать. Осторожно, стараясь ничего не сшибить, я начал пятиться в глубину дома. Тишина. Может, мне показалось? И тут крыльцо истерически заскрипело. На него кто-то наступил.
Кладовка. Кажется, днем я видел в дальнем углу кладовку. Бесшумно я пересек комнату, один раз подсветив себе зажигалкой. Зайдя в чулан, я зажег зажигалку и быстро огляделся: как я и думал, в углу стоял небольшой топорик для разделки мяса. Лезвие его было в нескольких местах тронуто ржавчиной, но в целом он был неплох. Не ахти какое, а все ж оружие. Вооружившись им, я вернулся к двери и даже перестал дышать: мне казалось, так тварь уйдет, отстанет, забудет о моем существовании. Но разум отчаянно твердил мне, что теперь вряд ли…
Я слышал его дыхание, мне даже казалось, я слышу, как капают его зловонные (отчего-то мне так казалось) слюни на дерево крыльца. И тут раздался стук в дверь. Тихий, но настойчивый.
– Откройте, пожалуйста, тут так холодно, дайте согреться, – произнес по ту сторону двери глухой, но вполне человеческий голос.
Я молчал, прокручивая в памяти историю, рассказанную отцом. Кажется, они с мамой молчали и просто дожидались рассвета. И мне тоже надо просто молчать и просто ждать рассвета… Господи, как же долго до него!
Между тем стуки в дверь усилились, стали напористее и яростнее.
– Впустите меня, пр-р-рошу, – с едва заметным рычанием повторял голос. – Тут же холодно, я замер-р-зну…
От двери уже шел густой холодный пар, она медленно покрывалась слоем тонкого бархата инея. Я крепче сжал рукоять топорика.
Прошло несколько томительных минут, и тут дверь угрожающе заскрипела: в той стороны кто-то пытался ее выломать.
– Пустииии, ууууууу, – взвывало нечто. – Я до тебя доберууусь… Холодно как…
Вместе с ударами, сотрясавшими дверь, прыгало мое бедное сердце. Едва слышно пропиликал мобильник, но я даже не глядел на него: не до этого было.
Сердце гудело, в висках стучало, дверь прыгала под сильными ударами, тишина иногда перемежалась громкими завываниями и скрежетом. Но я молчал. Лишь безмолвно стучал зубами от холода, который шел от двери прямо к моему сердцу…
Так продолжалось… а черт его знает, сколько продолжалось, только внезапно все стихло. Я по-прежнему сжимал в руках топор, готовый к новой атаке, но ничего не было. Только тишина, и узкая полоска рассвета в окнах.
Я вздрогнул: в дверь стукнули пару раз.
– Сынок, – голос отца, – это я. Ты в порядке? Открой, пожалуйста.
“Я замерз… Мне холодно, – звенело в ушах. – Впустииии…”
Нет, не обманешь меня, тварь!
Я тихо подошел к двери, откинул засов и притаился. Дверь распахнулась, и на пороге возник мой отец. То есть тот, кто им прикидывался.
Сдохни, урод!
Я замахнулся топориком для удара, и в этот же миг мой якобы отец бросил на меня взгляд. На его лице появилось изумление.
– Сынок, а что ты де…
С противным чавканькем топорик вонзился в череп моего псевдоотца и застрял глубоко в кости. Тварь медленно стала оседать на землю…
Я стоял, как завороженный, пока из ступора меня не вывел резкий звонок. Ах, да, мобильный телефон. Я достал его из кармана дрожащими руками и принял вызов. Звонила жена.
– Алло, дорогой! Ты в порядке? Слава Богу! Твой отец приехал? Он вчера вечером позвонил, и я ему рассказала, что ты уехал на дачу. Он сказал, что выезжает к тебе… Я тебе СМС писала об этом, ты прочитал? Алло, алло! Ты меня слышишь? Кирилл…
Больше я ее не слышал, телефон выпал из моих враз ослабевших пальцев. Я кинул взгляд на тело, лежащее на полу: признаков жизни оно не подавало. И тут я расхохотался: вот это да, вот это сюжет для книги… Меня ждет фурор!…
Несколько месяцев спустя…
Психиатрическая больница № 3 города Н-ска
… Я сидел и творил, я сочинял самый главный роман в своей жизни. Половина книги уже позади, осталось совсем чуть-чуть… Я стану знаменитым!..
… – Ну как он, доктор? – молодая женщина с мольбой поглядела на сурового врача. Тот вздохнул:
– Я сожалею, Светлана Владимировна, состояние пациента не меняется: целыми днями он сидит и рисует на бумаге какое-то непонятное существо с большими желтыми глазами и длинными зубами. Острая шизофрения. Иногда говорит сам себе, что скоро о нем узнает весь мир… И стучит зубами, словно от холода…

Дачные истории

Кратко, наверно, опишу место действия. Есть у нашей семьи дача достаточно оригинальной конструкции, а попросту по форме напоминает шалаш.
Первая история приключилась со мной в детстве. Была жаркая июльская ночь, около 11 часов. Был конец июля, и в это время было уже достаточно темно. На даче кроме меня и бабушки никого не было. Мы смотрели телевизор и ждали, когда приедет дедушка с командировки. Я уже не помню, чего меня дернуло подняться на второй этаж, но приспичило сильно (то ли книжку взять, то ли что-то еще). А специфика дачи была тогда такова, что свет зажигался только в одной комнате второго этажа либо на балконе и, соответственно, на втором этаже не горел. После долгих уговоров бабушка отказалась сама лезть и я все-таки решился.
И вот поднимаюсь я по лестнице, свет в коридоре горит, а в конце лестнице только черный квадрат виднеется. Как только моя голова появилась над верхней ступенькой, я приостановился, чтобы глаза привыкли к темноте. Я только-только начал различать предметы и краем глаза заметил какое-то несоответствие в обстановке. Я повернул в ту сторону голову и увидел, что на тахте лежит что-то округлое и светлое (или мне в темноте так на тот момент показалось). Подумал еще, что это бабушка подняла подушку, которую сушила. Когда уже решил подниматься дальше, услышал неясный шорох, который доноситься от той “подушки”. Я насторожился, но шорох не повторился. Тогда я начал подниматься дальше, и вот тут все и приключилось.
Эта “подушка” соскочила с кровати и покатилась на меня. Сказать, что я испугался – значит не сказать ничего! Я сначала оцепенел от страха, а потом, когда страх сменился ужасом, потому что это все еще приближалось ко мне, но при этом начало издавать какие-то непонятные звуки, я начал пятиться (лестница была достаточна крутой) и, оступившись, начал падать. Эта “подушка”, когда я начал падать, была уже сантиметрах в 30 и не знаю, что случилось бы. Я упал с высоты примерно 1,5 метра, бабушка подошла ко мне и спросила, что случилось. Я в слезах рассказал, как все было. Мне особо на тот момент не поверили, списали все на игру света и на детское воображение, но в течение лет шести я не рисковал подняться на второй этаж дачи.

Странная дача

Наша дача находится в деревеньке в Кировской области. Деревушка очень маленькая, всего в одну улицу. Последние лет семь старики, живущие в ней, кого я знала, стали постепенно умирать. Молодежь в деревне, естественно, оставаться не желала, и она стала превращаться в коттеджный поселок: место дивное, чистый воздух, холмы, лес, речка… Земля перекупается у потомков деревенских жителей и застраивается дорогими шикарными домами. Деревня постепенно теряет свой прежний облик и становится пафосным престижным местом. А жаль. Вместе с этим как-то затмевается ее прежняя атмосфера.
Я с детства сталкиваюсь с мистическими историями, о которых еще поведаю, и подобные явления тонко чувствую. В Кирове в целом что-то такое в воздухе витает, но на природе, особенно когда-то в тишине, когда редко проезжали машины и появлялись люди, это особенно остро чувствовалось.
Случаев особо запомнившихся было несколько, а мелких странностей столь много, что на некоторые перестаешь обращать внимание и в памяти они мало задерживаются.
Было это лет шесть назад. Менее года прошло со смерти бабушки, которая настигла ее в саду под яблоней. Дед был на работе, и бабушка умерла в одиночестве на улице внезапно и несколько часов пролежала на земле. Это было тяжелым ударом для всех, и многое с этим событием изменилось. Произошло это в сентябре, а летом, в июле, мы с мамой приехали к деду.
Он был в городе на работе, мама уехала за продуктами, а я осталась в доме одна. Яркое солнце, чудесный день, нет никого. Целыми днями у нас открыт дом: главная дверь, дверь примыкающей прямо к дому хозяйственной постройки, калитка, окна – все нараспашку. Так принято: тихо, опасаться некого, к тому же тепло.
Я сидела в мансарде и читала книгу, когда услышала топот бегущих по дорожке к дому, судя по звуку, трех мужчин. Они взялись словно из ниоткуда. Проходящих людей слышно на улице, а эти сразу появились во дворе. Они вбежали на крыльцо, открыли дверь в жилую комнату, зашли, захлопнули ее и начали все громить. Абсолютно молча. Нормальный ребенок (а мне тогда было 13 лет) испугался бы, а меня охватил гнев – кто-то громит МОЙ дом!
Сбежав по лестнице, в каком-то аффекте я схватила маленькую сковородку и бросилась отбивать свое жилище. Это сейчас я понимаю, что этой крохотулей я бы ни от кого не отбилась, а тогда она первая подвернулась мне под руку. Вбегаю – нет никого. Я так удивилась, что не поверила своим глазам: все на месте, тихо спокойно.
Я человек религиозный и не раз, сталкиваясь с подобным, защищалась молитвой. Вот и сейчас прочла «Отче наш», перекрестила все и спокойно обратно поднялась. Через минут пять все с точностью повторилось. Я решила, что, возможно, теперь это точно люди, и снова спустилась вниз. И опять никого. На третий раз у меня уже началась истерика, молитвы не помогали, я страшно испугалась и в слезах выбежала на дорогу в ожидании мамы.
На мансарде тоже постоянно творятся непонятные вещи. Часто падают табуретки, хоть и нет сквозняков, слышны шаги, играет музыка. Я живу в многоквартирном доме и привыкла к различным шумам, доносящимся от соседей. Поэтому обычно в таких случаях не сразу вспоминаю, что моя семья здесь одна, а наверху даже никаких проигрывателей нет.
Прошедшим летом нас с мамой беспокоил какой-то шум между обшивкой стен мансарды и крышей. Там много места, мелкому животному под силу. По ночам вроде бы какие-то птицы ходят снаружи по шиферу, стучат когти, но кто именно не спит ночью, кроме сов? После нескольких ночей с шумом снаружи, какое-то существо забралось под крышу и стало ворочаться и лазить ночами. Крик, стук по стене, топот его не пугали. Замолкало оно только от крестного знамения, если крестить стены или себя. Однажды я все же не выдержала и спустилась спать вниз, заперев дверь к лестнице, ведущей наверх. Через какое-то время начался такой шум, словно там кто-то специально топал и чем-то гремел. Подняться и посмотреть, что происходит, я не решилась.
За год до этого приехала моя тетка с братом и привезли в подарок фонарь для крыльца, который мы тут же и повесили. В кромешной, ничем не освещаемой ночной тьме, он светит очень ярко, видно даже часть улицы за пределами забора. Тетка с братом легли в основной комнате, дед на веранде, мама на верху, а мне не спалось и сидеть пришлось в сенях, служащих кухней. Читаю, тихо. Вдруг на крыше начал раздаваться топот, что-то гремело и лязгало. Удивительно, что мама не проснулась – ее будит легчайший шум. Включив фонарь, я рискнула выйти на улицу. Выходя, я заметила огромный силуэт, напоминающий большую овчарку, спрыгнувший с крыши дома на дорогу и исчезнувший в темноте. Шум прекратился. И, по закону жанра, кроме меня никто ничем потревожен не был.
А на первом этаже, лет восемь назад, года три подряд появлялись в темноте два горящих голубых пятна, словно немигающие глаза, наводящие на меня ужас каждую ночь. Как ни странно, ни иконы, ни молитвы толком не помогают. Мне кажется, это из-за того, что дом мне не принадлежал – защититься от нечисти можно только в собственном жилье. Только священник может освящать чужие дома.
В общем-то, я уже привыкла за много лет и люблю свою дачу, но это все равно продолжает меня тревожить и не дает спокойно жить. Связано ли происходящее со смертью бабушки или прошлыми жильцами (дом был куплен у семьи) я не знаю, но мне все время кажется, что кто-то из окружающих имеет к этому какую-то причастность.
Автор: Софико
Источник: http://strashno.com.ua/istoriya-2012/strannaya-dacha/.

Ночь на даче

Эта история случилось со мной, когда мне было 14 лет. Я и мой отец поехали на дачу к его коллеге по работе с дочерью (шашлычок водочка, ну все как обычно). Отцы хорошо выпив и закусив улеглись спать в избе, а я лег на пол, так как было очень жарко спать на кровати. Слегка поддувал ветер через щель внизу двери. Ставни я лично помню, закрывал на ночь, что бы утром солнечный свет не разбудил меня и отца с коллегой.
Я сплю чутко, к тому же, когда нахожусь в незнакомой местности. И ночью слышу шаги по участку. Открываю глаза, прислушиваюсь, смотрю в потолок и думаю, смотря на часы, кто мог идти. Шум резко прекратился и заменился на вопль (смесь детского плача и ора взрослой девушки) от такого «счастья» я начал дрожать и мурашки целым табуном пробежали по моей спине. Бросило меня в холодный пот.
Смотря в потолок, я не хотел думать, что тут твориться вокруг дома. Закрыл глаза и слышу звук скрежета когтей около ставней. Глаза мои стали похожи на десятирублевые монеты.
Я залез под одеяло, что бы ни слышать, ни звука когтей, ни звука это противного жуткого неизвестного мне персонажа.
Вдруг шум резко прекратился, я вылез из под одеяла и увидел, что ставни открыты и на меня смотрит непонятная фигура.
Я сквозь дрожь закрыл глаза и говорил про себя «Чур меня, чур меня».
Но открыв глаза я понял, что это непонятно создание не ушло а все еще смотрит хладнокровного на меня. Я оцепенел и понимал, что если я выйду, то я пополню людей без вести пропавших.
Прижавшись к полу, я старался, что бы меня это создание не видело, и я его не видел. Вдруг шорох и крик заставил меня вскочить, и я увидел, как это создание метнулось в другую сторону дома. Она подошло к двери и когтями начало скрестись в дверь. Через ту самую щель в двери я чувствовал отвратительный запах псины, с каким то запахом протухшего мяса, от которого начало тошнить. Был жуткий холод, словно он был с кладбища.
Это все продолжалось около 20 минут (для меня временя вообще остановилось, мне казалось что прошло несколько часов).Я снова услышал шорох и этот вопль и звуки убегающего существа. Просидев еще час под одеялом, я не мог шевельнуться и смотрел в окно.
Через час я, осмелев, взял в руки нож вышел на улицу. Никого не было, только туман. Я начал осматривать дверь, в которую долбилось это существо. Отпечатки когтей остались на высоте примерно 170 см. Они были очень глубокие.
После этой ночи я долго думал, кто пришел на дачу, что это было за существо?

На даче

Как же я не люблю все эти поездки на дачу, да и вообще семейные сборища. Это всегда куча вопросов и совершенно ненужных и бесполезных разговоров. Не то чтобы я не любил родственников, но зачем посвящать во все детали своей жизни кого-то, кого я вижу раз в десять лет?
В этот раз «отмечали» то ли покупку участка, то ли новоселье кого-то из родни, и отвертеться от поездки мне не удалось. Сессия закончилась, и, по мнению матушки, свежий воздух и деревенские пейзажи были необходимым лекарством от городской хандры. Хандры я в себе не находил и не испытывал желания лечить ее непроверенным лекарством, но матушка была неумолима. В итоге мою вяло сопротивляющуюся тушку загрузили в машину и транспортировали в населенный пункт, название которого не запомнилось под душещипательные беседы и увещевания вести себя достойно молодого и приличного человека.
Для меня, продукта городской цивилизации в третьем поколении, всегда было загадкой то, как далеко от города старается забраться современный человек. Четыре часа трястись в машине, а потом выслушивать восторженное «вот тут у нас будет курятник, здесь пруд, а вон та маленькая будочка – туалет» меня быстро утомило и пришлось отбиться от группы «экскурсантов», чтобы выкроить хоть немного свободного времени в единоличное пользование. Сам себе я тоже неплохой экскурсовод.
Поселок практически ничем не отличался от десятков или сотен таких же, разбросанных по нашей небольшой родине в художественном беспорядке. Почти все дома разного возраста с редкими вкраплениями совсем заброшенных. На весь поселок одна улица с признаками цивилизации в виде фонарей.
Вволю нагулявшись по поселку городского типа, в котором от города было только несколько фонарей на дороге, и, даже немного заблудившись, к родне я вернулся уже затемно. Со времени моего ухода глобально ничего не изменилось. За тем исключением, что теперь все собрались в единственной комнате домика и что-то активно обсуждали. Мое отсутствие, равно как и появление, особо никто не заметил. Это было к лучшему: я не слишком социальный человек и ввязываться в общение у меня особого желания не было. Я отошел к окну, разглядывая жизнь на улице. Жизнь не то чтобы бурлила, точнее, совсем не бурлила и была представлена одной лишь собакой, судя по всему, дикой, которая ходила по дороге возле дома, что-то вынюхивая в пыли. И несколькими то ли воронами, то ли просто черными крупными птицами, орнитолог из меня так себе. Даже многоголосый деревенский гомон как-то утих. «Похоже, погода меняется», – отметил я про себя и невольно затосковал по городу.
Небо затягивали мрачные облака. Не слишком охота ехать домой под дождем, а оставаться тут ночевать – тем более. О чем я и сообщил матушке, успев вставить свою реплику в диалог, на несколько мгновений отвернувшись от окна. Реплика моя, впрочем, осталась без должного внимания, хотя ничего иного я почему-то от своих дражайших родственников и не ожидал.
Когда я вернулся взглядом к происходящему на улице, натюрморт немного изменился и приобрел более мрачные краски, подсвеченные уличным фонарем. Все та же собака, соседский забор, дорога, правда, вороны куда-то разлетелись, столб с фонарем… только теперь столб «украшал» сидевший на нем под начинающимся дождем парень. Сначала не привлекающий к себе внимания новый элемент пейзажа (ну мало ли деревенских парней сидят на столбах ночью под дождем?) все же показался мне чем-то странным. На первый взгляд все вроде обычное. Байка с капюшоном то ли черная, то ли синяя. Самые обычные синие джинсы. Впрочем, такой прикид, наверное, не характерен для типичного деревенского жителя, но додумать мысль про одежду я толком и не успел, так как взгляд зацепился за деталь, которая изначально и показалась совершенно неправильной в сидящем на столбе субъекте. Руки… и босые ноги. Конечности «парня» украшали длинные (с такого ракурса и расстояния сложно судить) сантиметров по 30, наверное, пальцы. Пока я таращился на незнакомца, тот в свою очередь с неподдельным интересом наблюдал за дворнягой. Собака тем временем приблизилась к столбу, судя по всему, совершенно не подозревая, что за ней наблюдают. «Парень» коршуном спикировал на нее, животное не успело даже взвизгнуть. А я стоял все так же у окна и наблюдал, как оно своими пальцами рвет и жрет собаку, открыв варежку. Я, кажется, даже не мог вздохнуть, не то чтобы заорать или сделать хоть что-то более менее разумное или хотя бы логичное в такой ситуации, например, заорать.
Прошло, наверное, не больше пары минут, которые мне показались часами, пока я стоял и думал о том, что между нами и им по большому счету полное отсутствие забора и хлипкая дверь. А если оно смогло настолько быстро и бесшумно справиться с дворнягой, стоит ли пытаться выйти из домика? Я в этот момент старался лишний раз не думать о том, что буквально десять минут назад я сам был на улице и вполне себе мог разделить участь животного.
Голос вернулся так же быстро, как и пропал. Правда, сказать своим, чтобы вызывали полицию, у меня получилось как-то хрипло и довольно-таки сдавленно. Как и следовало ожидать, меня, кажется, никто не услышал. Сумев вздохнуть, я отступил на полшага в сторону, прячась за хлипкую тряпочку, должную изображать шторку, чтобы не так светиться в окне.
Вижу, что оно доело несчастную животину, запихало останки в кусты и вскарабкалось на столб снова, бросив взгляд в мою сторону, развеяв все сомнения в том, что оно не может меня видеть и оно не знает, что на него смотрят. Под капюшоном не было видно лица или того, что у него там было, но вот взгляд… взгляд чувствовался очень отчетливо. Вскарабкавшись, оно уселось на верхушке столба, с грацией кота и почти в той же самой позе, что сидят коты, крепко обхватив пальцами рук и ног тот самый столб.
Повторить требование о полиции пришлось громче. А потом еще раз, выпустив столб с парнем из вида. Когда домашние все же заинтересовались моим странным поведением и необычными требованиями, отвлекшись от весьма оживленной беседы, на столбе, само собой, уже никого не было.

Странная дача

Наша дача находится в деревеньке в Кировской области. Деревушка очень маленькая, всего в одну улицу. Последние лет семь старики, живущие в ней, кого я знала, стали постепенно умирать. Молодежь в деревне, естественно, оставаться не желала, и она стала превращаться в коттеджный поселок: место дивное, чистый воздух, холмы, лес, речка… Земля перекупается у потомков деревенских жителей и застраивается дорогими шикарными домами. Деревня постепенно теряет свой прежний облик и становится пафосным престижным местом. А жаль. Вместе с этим как-то затмевается ее прежняя атмосфера.
Я с детства сталкиваюсь с мистическими историями, о которых еще поведаю, и подобные явления тонко чувствую. В Кирове в целом что-то такое в воздухе витает, но на природе, особенно когда-то в тишине, когда редко проезжали машины и появлялись люди, это особенно остро чувствовалось.
strashno.com
Случаев особо запомнившихся было несколько, а мелких странностей столь много, что на некоторые перестаешь обращать внимание и в памяти они мало задерживаются.
Было это лет шесть назад. Менее года прошло со смерти бабушки, которая настигла ее в саду под яблоней. Дед был на работе, и бабушка умерла в одиночестве на улице внезапно и несколько часов пролежала на земле. Это было тяжелым ударом для всех, и многое с этим событием изменилось. Произошло это в сентябре, а летом, в июле, мы с мамой приехали к деду.
Он был в городе на работе, мама уехала за продуктами, а я осталась в доме одна. Яркое солнце, чудесный день, нет никого. Целыми днями у нас открыт дом: главная дверь, дверь примыкающей прямо к дому хозяйственной постройки, калитка, окна – все нараспашку. Так принято: тихо, опасаться некого, к тому же тепло.
Я сидела в мансарде и читала книгу, когда услышала топот бегущих по дорожке к дому, судя по звуку, трех мужчин. Они взялись словно из ниоткуда. Проходящих людей слышно на улице, а эти сразу появились во дворе. Они вбежали на крыльцо, открыли дверь в жилую комнату, зашли, захлопнули ее и начали все громить. Абсолютно молча. Нормальный ребенок (а мне тогда было 13 лет) испугался бы, а меня охватил гнев – кто-то громит МОЙ дом!
Сбежав по лестнице, в каком-то аффекте я схватила маленькую сковородку и бросилась отбивать свое жилище. Это сейчас я понимаю, что этой крохотулей я бы ни от кого не отбилась, а тогда она первая подвернулась мне под руку. Вбегаю – нет никого. Я так удивилась, что не поверила своим глазам: все на месте, тихо спокойно.
Я человек религиозный и не раз, сталкиваясь с подобным, защищалась молитвой. Вот и сейчас прочла «Отче наш», перекрестила все и спокойно обратно поднялась. Через минут пять все с точностью повторилось. Я решила, что, возможно, теперь это точно люди, и снова спустилась вниз. И опять никого. На третий раз у меня уже началась истерика, молитвы не помогали, я страшно испугалась и в слезах выбежала на дорогу в ожидании мамы.
На мансарде тоже постоянно творятся непонятные вещи. Часто падают табуретки, хоть и нет сквозняков, слышны шаги, играет музыка. Я живу в многоквартирном доме и привыкла к различным шумам, доносящимся от соседей. Поэтому обычно в таких случаях не сразу вспоминаю, что моя семья здесь одна, а наверху даже никаких проигрывателей нет.
Прошедшим летом нас с мамой беспокоил какой-то шум между обшивкой стен мансарды и крышей. Там много места, мелкому животному под силу. По ночам вроде бы какие-то птицы ходят снаружи по шиферу, стучат когти, но кто именно не спит ночью, кроме сов? После нескольких ночей с шумом снаружи, какое-то существо забралось под крышу и стало ворочаться и лазить ночами. Крик, стук по стене, топот его не пугали. Замолкало оно только от крестного знамения, если крестить стены или себя. Однажды я все же не выдержала и спустилась спать вниз, заперев дверь к лестнице, ведущей наверх. Через какое-то время начался такой шум, словно там кто-то специально топал и чем-то гремел. Подняться и посмотреть, что происходит, я не решилась.
За год до этого приехала моя тетка с братом и привезли в подарок фонарь для крыльца, который мы тут же и повесили. В кромешной, ничем не освещаемой ночной тьме, он светит очень ярко, видно даже часть улицы за пределами забора. Тетка с братом легли в основной комнате, дед на веранде, мама на верху, а мне не спалось и сидеть пришлось в сенях, служащих кухней. Читаю, тихо. Вдруг на крыше начал раздаваться топот, что-то гремело и лязгало. Удивительно, что мама не проснулась – ее будит легчайший шум. Включив фонарь, я рискнула выйти на улицу. Выходя, я заметила огромный силуэт, напоминающий большую овчарку, спрыгнувший с крыши дома на дорогу и исчезнувший в темноте. Шум прекратился. И, по закону жанра, кроме меня никто ничем потревожен не был.
А на первом этаже, лет восемь назад, года три подряд появлялись в темноте два горящих голубых пятна, словно немигающие глаза, наводящие на меня ужас каждую ночь. Как ни странно, ни иконы, ни молитвы толком не помогают. Мне кажется, это из-за того, что дом мне не принадлежал – защититься от нечисти можно только в собственном жилье. Только священник может освящать чужие дома.
В общем-то, я уже привыкла за много лет и люблю свою дачу, но это все равно продолжает меня тревожить и не дает спокойно жить. Связано ли происходящее со смертью бабушки или прошлыми жильцами (дом был куплен у семьи) я не знаю, но мне все время кажется, что кто-то из окружающих имеет к этому какую-то причастность.
Автор: Софико

Дачные истории

Находится их дачный поселок в живописном месте: с одной стороны широкая река, с другой лес. Сразу за дачами начинается село. В принципе, ничего мистического, если не считать леса: холмистый (при чем холмы непонятного происхождения и похожи на курганы), с покрученными деревьями… Даже опытные лесники блудились там!
Первый непонятный случай произошёл летом, когда мой, еще тогда будущий, муж привез меня к себе на дачу не то во второй, не то в третий раз. Погодка стояла солнечная и мы решили выбраться в лес, погулять. Прошлись немного, затем взобрались на один из холмов и устроились передохнуть. Включили на телефоне музыку и сидим болтаем. Вдруг слышу как кто-то возле нас подпевает! Головой покрутила – вокруг ни души! Лес достаточно далеко просматривается, т.к. кроме деревьев никакой растительности там больше нет. Списала на эхо. Через минуту снова слышу как кто-то подпевает. Стала прислушиваться: голос мужской, достаточно приятный, но на голос, доносящийся из телефона категорически не похож! Снова посмотрела вокруг и снова никого! Все, думаю, галлюцинации! Сижу прислушиваюсь. А пение то с одной стороны доносится, то с другой и где-то совсем рядом. У любимого спрашиваю, не слышит ли он чего-то странного, а он говорит что вроде подпевает кто… Мы музыку выключили, сидим насторожившись, прислушиваемся. Голос еще пару секунд позвучал и притих. Решили мы, что с нас, пожалуй, хватит и потопали домой, озираясь по дороге, но как не смотрели и не вслушивались, но ничего не увидели и пения больше не слышали.
Вторая история случилась позднее, в середине осени. Сразу после свадьбы мы с мужем решили устроить небольшой медовый месяц и на недельку поехали на дачу только вдвоем. В один из вечеров, вернувшись с прогулки, любимый отправился в душ, а я осталась в зале, смотреть телевизор. Ничего интересного не показывали, по этому звук я приглушила, а телевизор остался работать исключительно для фона. Вдруг слышу как этажом выше кто-то ходит! Тяжелые такие шаги, мужские! Дом там трехэтажный и забраться на третий этаж через окно, допустим, практически не реально, на мой взгляд. Но первое, о чем я подумала, были воры! От страха вжалась в диван и слушаю как тяжелые шаги прозвучали со стороны нашей с мужем спальни и направились к лестнице. С перепугу я кинулась на кухню, схватила нож и, вернувшись в зал, притаилась у двери. Но шаги прекратились как только некто дошел до лестницы. Так, с ножом в руке, я простояла минут десять. Когда муж вышел из ванной я ему все рассказала. Он тоже взял нож и мы вместе пошли наверх. Не трудно догадаться, что там никого не оказалось! Все окна и балконные двери были закрыты. Потом, немного позже, муж рассказал, что иногда такое случалось и раньше, но что или кто это – непонятно!

Зимняя дача

Это произошло со мной и совсем недавно.
Так получилось, что в ноябре уже прошлого года мне с мужем Алексеем пришлось на неделю перебраться на дачу. Честно, это не особенно радовало. Известно, что в такое время за городом делать нечего, если, конечно, с вами не развеселая компания из нескольких человек. Спасало спутниковое телевидение, ну и так, всякие мелочи.
В этот день пошел снег… Мы так радовались. Сразу все преобразилось, стало так светло и красиво. А, что до этого? Унылые голые кусты, деревья, как будто погибли 100 лет назад, да черная земля. Решили прогуляться до заброшенного пионерского лагеря. Летом часто туда ходили. Надо сказать — лагерь когда-то был замечателен. Два красивейших озера, лес. Там было огромное количество корпусов, веранд, беседок. Жаль, что теперь все в таком упадке… Озера затянуло тиной, здания почти разрушены или разобраны предприимчивыми дачниками, металлические перила и другое срезали собиратели металла. Но дорожки и площадки кое-где сохранились, так что там очень приятно гулять, вроде в лесу, а ходишь по асфальту. Там липы шикарные и туда многие ходят собирать липовый цвет. Или просто погулять и на развалины поглазеть.
Никаких мистических историй никто не слышал про то место. Недолго думая, мы отправились. Идти недолго, но через лес. Приходим — еще безрадостней картина — скука вселенская. Немножко прошлись, хотели поворачивать уже. Смотрим следы на снегу. Ботинки размера сорок пятого. Думаем, ну надо же, еще какой-то дурак нашелся погулять! Решили по следам пойти от нечего делать. Шаг широкий, понятно, человек крупный. Еще и интересно стало, куда это он идет? В той стороне никаких населенных пунктов не было. С километр шли. Уперлись, чуть не головой в ворону, которая висела на ветке привязанная красной шерстяной ниткой за лапу и без головы. Внизу на снегу несколько капель крови… И все. ДАЛЬШЕ СЛЕДОВ НЕ БЫЛО! Ни назад, ни в сторону, ни вниз, ни вверх. НИКУДА!!! Мы переглянулись, такого лица у Лёшки, крепкого парня из девяностых, я никогда не видела. Как-то сразу стало темнее и тишина, как в вакууме, на которую мы не обращали внимания до этого. Я поняла значение выражения «волосы встали дыбом». Мы стояли, как прибитые, не знаю сколько, тупо озираясь по сторонам. Как бы ища разгадку. Ведь этого НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!
Как-то очень быстро оказались дома. В туалет выходили вдвоем несколько дней… На террасе свет я не выключала. Вдруг, выйду и в темноте увижу силуэт, прислоненного к стене человека в ботинках сорок пятого размера…

Рассказ На даче читать онлайн полностью, Валентин Катаев

Перед рассветом мы проснулись от знакомого звука. Мы прислушались. Окно было тщательно заделано темным одеялом. Для того чтобы лучше слышать, я потушил лампочку, отогнул край одеяла и посмотрел на щель. Зрение помогло слуху. Я увидел сонные сосны подмосковной дачи. В сером небе дрожал розовый Марс. Звук, разбудивший нас, определился. Не могло быть сомнений: воздушная тревога. Хроматическая гамма сирены, настойчивая и угрожающая. Теперь к ней присоединился непрерывный крик паровоза на ближайшей станции. Раздались гудки фабрики. Окрестности кричали.

Мы быстро оделись и побежали к детям. Жена взяла девочку, а я мальчика. Мы завернули их в одеяла и спустились вниз по лестнице, освещенной синей лампочкой. Мы спускались торопливо, но осторожно. Я чувствовал сквозь одеяло теплоту спящего ребенка. Вдруг он проснулся и посмотрел на меня глазками, свежо и весело блеснувшими при свете синей лампочки. Он ничего не понимал. Он думал, что я с ним играю в его любимую игру – «в маленьких». Эта игра заключалась в том, что я брал его на руки и качал, как грудного, в то время как это был уже вполне сознательный трехлетний человек, с довольно большим запасом слов и твердой походкой. Ему нравилось чувствовать себя грудным.

Он спрашивал:

– Папа, я маленький, да?

Я отвечал:

– Да. Ты совсем крошечный. Ты еще не умеешь говорить, ходить и есть с ложки. Ты еще сосешь соску.

Это его безумно смешило, и он улыбался нежной и томной улыбкой, именно так, как, по его понятию, должен был улыбаться грудной младенец.

Теперь, когда мы спускались по лестнице, он проснулся. Ему пришло в голову, что я нарочно вынул его ночью из постели, чтобы поиграть.

Он сказал, хватая меня руками за щеки:

– Папа, я маленький? Да? Я еще сосу соску?

– Да, да, – поспешно сказал я, прислушиваясь к отдаленным взрывам.

Девочка Женя сидела на руках у жены и смотрела понимающими глазами. Она была старшая. Ей было пять лет.

Мы принесли детей в темную столовую и положили их на диван. Жена закрывала их руками, как наседка закрывает своих цыплят крыльями.

Вокруг стреляли зенитки. Сотни зениток. Дача тряслась. В небе бегали розовые звезды разрывов. Среди них был неподвижен только Марс. Осколки сыпались, свистя и сбивая ветки. Осколки стучали по крыше. Лучи прожекторов метались среди сосен, как пальцы слепого, щупающие темное лицо убийцы. На безумной высоте шел воздушный бой. И среди стремительного жужжания ночных истребителей, среди хлопанья шрапнелей, среди фейерверка трассирующих пуль ухо напряженно ловило характерный, зловещий звук немецкого бомбардировщика, пробирающегося к Москве, – осторожный рокот, похожий на полосканье горла.

Мальчик, видя, что с ним не играют, заснул.

В течение нескольких часов, пока продолжалась воздушная тревога, девочка смотрела немигающими глазами то на меня, то на мать.

Потом заснула и она.

А днем я сидел у открытого окна и смотрел в сад. Дорожки были усыпаны срезанными ветками. Среди них валялись зубчатые осколки снарядов. Равнодушное небо – синее, с белыми круглыми облаками – плыло над лесом, отсыпающимся после ночного потрясения.

Тогда я увидел свою девочку. Она шла по дорожке, по сбитым веткам и по зубчатым осколкам, бережно неся в руках большую обезьяну, тщательно одетую в пальто и валенки Павлика, о головой, закутанной в нянькин платок. Она была матерью, обезьяна была ее любимым сыном. Она нежно говорила вполголоса, нежно укачивала сына:

– Ничего, сынка, не бойся. Тебя не убьют. Тебя, может быть, ранят осколком. Спи спокойно. Это не фугаски, это зенитки…

Вдруг над самой крышей раздался оглушительный шум моторов.

Девочка посмотрела вверх. Лицо ее исказилось ужасом. Оно застыло в страшной гримасе. Оно стало как маска. Уши страшно покраснели. Она выронила из рук обезьяну и закричала взрослым голосом, от которого волосы зашевелились у меня на голове.

Я выскочил в окно и бросился к ней.

В этот же миг очень низко, почти задевая трубы, обдавая грохотом моторов и горячим ветром, над нами пролетела машина, в четыре раза большая, чем наша дача. Это был наш транспортный самолет.

Я присел перед девочкой на корточки и обнял ее, успокаивая:

– Ах ты, моя глупенькая, ах ты, моя маленькая, не бойся!

Но она уже была совершенно спокойна. Она с любопытством следила своими светлыми, немного зелеными глазами простого котенка за удаляющимся самолетом.

Наконец она сказала:

– Я уже не боюсь, папочка. Я думала, что это едет война, – а это наш – четырехмоторный «СССР».

История и обзор Дахау

Концентрационный лагерь Дахау, основанный в марте 1933 года, был первым регулярным концентрационным лагерем, созданным нацистами в Германии. Лагерь был расположен на территории заброшенного военного завода недалеко от средневекового города Дахау, примерно в 10 милях к северо-западу от Мюнхена в штате Бавария, который расположен на юге Германии. Генрих Гиммлер в качестве президента полиции Мюнхена официально назвал лагерь «первым концентрационным лагерем для политических заключенных.”

Дахау послужил прототипом и моделью для последующих нацистских концлагерей. Его основная организация, план лагеря, а также план зданий были разработаны комендантом Теодором Эйке и применялись ко всем последующим лагерям. У него был отдельный охраняемый лагерь рядом с командным центром, который состоял из жилых помещений, администрации и армейских лагерей. Сам Эйке стал главным инспектором всех концлагерей, отвечая за формирование остальных по своей модели.

В первый год в лагере содержалось около 4800 заключенных, а к 1937 году их количество возросло до 13 260. Первоначально интернированные состояли в основном из немецких коммунистов, социал-демократов и других политических противников нацистского режима. Со временем в Дахау были интернированы и другие группы, такие как Свидетели Иеговы, рома (цыгане) и гомосексуалисты, а также «асоциальные» и рецидивисты. В первые годы в Дахау было интернировано относительно немного евреев, и обычно потому, что они принадлежали к одной из вышеуказанных групп или отбыли тюремные сроки после осуждения за нарушение Нюрнбергских законов 1935 года.

Главные ворота, ведущие в концлагерь Дахау

В начале 1937 года СС, используя труд заключенных, инициировала строительство большого комплекса зданий на территории первоначального лагеря. Заключенные были вынуждены выполнять эту работу, начиная с разрушения старого военного завода, в ужасных условиях. Строительство было официально завершено в середине августа 1938 года, и лагерь оставался практически неизменным до 1945 года.Таким образом, Дахау оставался в эксплуатации на протяжении всего периода Третьего рейха. В районе Дахау, помимо концентрационного лагеря, находились и другие объекты СС — школа лидеров экономической и государственной службы, медицинская школа СС и т. Д. KZ (Konzentrationslager) в то время назывался «лагерем защитного содержания» и заняли менее половины площади всего комплекса.

Число еврейских заключенных в Дахау выросло с усилением преследований евреев, и 10-11 ноября 1938 года, после Хрустальной ночи , более 10 000 еврейских мужчин были интернированы там.(Большинство мужчин в этой группе были освобождены после заключения от нескольких недель до нескольких месяцев.)

Лагерь Дахау был центром подготовки охранников концентрационных лагерей СС, а организация и распорядок лагеря стали образцом для всех нацистских концентрационных лагерей. Лагерь был разделен на две части — территорию лагеря и зону крематориев. Территория лагеря состояла из 32 бараков, в том числе одной для священнослужителей, лишенных свободы за противодействие нацистскому режиму, и одной, предназначенной для медицинских экспериментов. Администрация лагеря располагалась в сторожке у главного входа.На территории лагеря была группа вспомогательных построек, включающая кухню, прачечную, душевые и мастерские, а также тюремный блок (бункер). Двор между тюрьмой и центральной кухней использовался для суммарных казней заключенных. Лагерь окружали забор из колючей проволоки, ров и стена с семью сторожевыми вышками.

В 1942 году рядом с основным лагерем построили территорию крематория. Он включал старый крематорий и новый крематорий (Barrack X) с газовой камерой.Нет достоверных доказательств того, что газовая камера в Бараке Икс использовалась для убийства людей. Вместо этого заключенные подвергались «отбору»; Тех, кого сочли слишком больными или слабыми, чтобы продолжать работать, отправляли в центр смерти «эвтаназии» Хартхайм недалеко от Линца, Австрия. Несколько тысяч заключенных Дахау были убиты в Хартхайме. Кроме того, СС использовали стрельбище и виселицу в крематории как места убийства заключенных.

В Дахау, как и в других нацистских лагерях, немецкие врачи проводили медицинские эксперименты над заключенными, в том числе высотные эксперименты с использованием декомпрессионной камеры, эксперименты с малярией и туберкулезом, эксперименты с гипотермией и эксперименты по тестированию новых лекарств.Заключенных также заставляли опробовать методы приготовления морской воды для питья и остановки чрезмерного кровотечения. Сотни заключенных погибли или были навсегда покалечены в результате этих экспериментов.

заключенных Дахау использовались в качестве подневольных работ. Сначала они были задействованы в эксплуатации лагеря, в различных строительных проектах и ​​в небольших

История Дахау — и что там делали американские солдаты

Этим утром я прочитал сообщение в блоге, в котором рассказывалось все о том, что посетитель узнал во время недавнего тура по Дахау.Первое, что привлекло мое внимание, — это комментарий о воротах Arbeit Macht Frei: «Что касается ворот, оригинал был разрушен при входе американцев, поэтому была изготовлена ​​новая копия мемориала».

Табличка на воротах бывшего концлагеря Дахау — точная копия, но ворота оригинальные

Это правда, что ворота в Дахау не совсем оригинальные, но ворота не были разрушены американцами, когда они освобождали лагерь. Лагерь Дахау был сдан 7-й американской армии за главными воротами, и не было необходимости разрушать ворота в концлагерь, чтобы попасть внутрь.Сказание посетителям, что ворота были разрушены американцами, подразумевает, что лагерь был защищен, когда американцы прибыли в апреле 1945 года, когда правда состоит в том, что лагерь был сдан под белым флагом перемирия.

Сцена у ворот Дахау при освобождении лагеря

Фотография выше показывает 1-го лейтенанта Генриха Викера слева сразу после того, как он сдал лагерь Дахау возле главных ворот комплекса Дахау; Человек с белой повязкой на руке — представитель Красного Креста, сопровождавший Уикера с белым флагом.Вы можете видеть, что ворота Дахау все еще целы. Уикер был убит после того, как сдал лагерь. Почему гиды в Дахау не рассказывают посетителям, что произошло на самом деле?

Сторожка концлагеря Дахау, май 1945 г.

Дахау был освобожден 29 апреля 1945 года, и, как видно на фото выше, ворота все еще стояли там в мае 1945 года.

Сторожка Дахау, май 2007 г.

Железные ворота у входа в мемориал Дахау, показанные на фотографии выше, являются оригинальными воротами, которые построил заключенный по имени Карл Рёдер.Табличка с надписью «Arbeit Macht Frei» была снята вскоре после освобождения лагеря, но была реконструирована в 1965 году одновременно с реконструкцией двух барачных построек для посетителей.

Лозунг «Arbeit Macht Frei» якобы был придуман министром пропаганды Йозефом Геббельсом в попытке убедить общественность в том, что нацистские концентрационные лагеря были просто рабочими лагерями, предназначенными для политической реабилитации коммунистов, социал-демократов и анархистов. Этот лозунг впервые был использован над воротами «дикого лагеря» в городе Ораниенбург, который был построен на заброшенной пивоварне в марте 1933 года, когда первые политические заключенные содержались в бессрочном заключении без предъявления обвинений. мест в Германии.В 1936 году лагерь Ораниенбург был перестроен в лагерь Заксенхаузен. Лагерь Дахау также был перестроен, начиная с 1936 года. Сторожка в Заксенхаузене также имеет эту надпись, но в третьем крупном немецком концентрационном лагере, Бухенвальде, есть вывеска на воротах с надписью «Jedem das Seine», что означает «Каждому свое». .

Бухенвальд относился к лагерю II класса, а Дахау и Заксенхаузен — к лагерям I класса для правонарушителей, которых считали способными к реабилитации и имеющими право на возможное освобождение.Рудольф Хёсс, который обучался в Дахау, а затем служил адъютантом в Заксенхаузене, прежде чем стать первым комендантом Освенцима, использовал этот девиз над воротами в главный лагерь Освенцим I, который был классифицирован как лагерь первого класса для политических заключенных. (Освенцим II, также известный как Биркенау, не был лагерем класса I. В Биркенау не было этого лозунга над сторожкой.)

Маутхаузен и Гузен в Австрии были единственными лагерями класса III, где с заключенными, считавшимися нереабилитированными, обращались очень жестко.Эти классификации вступили в силу 1 января 1941 года. Два других нацистских концентрационных лагеря, которые использовали лозунг «Arbeit Macht Frei» на своих воротах, были Flossenbürg и Gross-Rosen.

немецких военнопленных в загоне № 1 для военных преступлений в Дахау. Фото: G.J. Коллекция Детторе

На фото выше, обвиняемые немецкие «военные преступники» входят в тюремный комплекс бывшего концлагеря Дахау. На заднем плане за заключенными скрываются знаменитые ворота, на которых сегодня есть табличка с надписью «Arbeit Macht Frei».Этот знак якобы был украден офицером американской армии после освобождения Дахау; Знак, который посетители видят сегодня, был реконструирован в 1965 году, когда лагерь стал мемориалом, хотя сами ворота являются оригинальными.

В начале июля 1945 года Служба контрразведки США (CIC) создала Полигон № 1 по военным преступлениям в бывшем концентрационном лагере в Дахау для подозреваемых немецких военных преступников, которые были задержаны Отрядом по военным преступлениям Третьей армии США.

Когда американские освободители прибыли в Дахау 29 апреля 1945 года, они обнаружили, что 30 000 сокамерников теснятся в лагере, рассчитанном на 5 000 человек.Половина из этих 30 000 заключенных находилась в лагере Дахау две недели или меньше. Некоторые прибыли только накануне. Тысячи заключенных были доставлены в главный лагерь Дахау из других лагерей в зоне боевых действий, которые были эвакуированы в последние дни войны.

Исходя из количества заключенных в Дахау, когда он был освобожден, вместимость изолятора военных преступлений № 1 была установлена ​​на уровне 30 000 мужчин и женщин, и заключенные содержались в этих тесных условиях в течение трех лет.

Вид на бывший гарнизон СС в Дахау, май 2007 г.

Кирпичная дорожка, показанная на фото выше, изначально была выложена с обеих сторон рядом тополей.С левой стороны дороги, если смотреть на бывший гарнизон СС и тренировочный лагерь, раньше были фабрики, на которых работали заключенные, а с правой стороны было открытое поле с видом на казармы внутри концлагеря.

После освобождения Дахау в 1945 году американская армия заняла гарнизон СС и использовала его в качестве военной базы в течение следующих 28 лет. Бывшие казармы СС были настолько разгромлены, что большинство из них пришлось снести. Бывшая армейская база сейчас используется баварской ОМОН.Согласно блогу, который я прочитал, здания теперь используются правительством Германии, чтобы не допускать использования зданий в качестве святынь неонацистами.

Дверь тюремной камеры в бункере Дахау

Согласно сообщению в блоге недавнего посетителя мемориала в Дахау:

Двери камеры во внутренней части Дахау, называемой «бункером», были заперты на засов, поэтому их невозможно закрыть.

Бункер в Дахау использовался с 1938 по 1945 год для заключения в тюрьму высокопоставленных «врагов государства», таких как Зепп Гётц, коммунист в парламенте Германии.В 1941 году несколько камер в западном конце бункера были отведены для Ehrenhäftlinge («узников чести»), которые были высокопоставленными священнослужителями или важными политическими заключенными. Они не должны были работать и не подлежали наказанию. Их камеры были оставлены незапертыми, и они могли гулять по лагерю в течение дня. Преподобный Мартин Нимёллер был одним из почетных узников Дахау, с которым обращались очень хорошо.

Гиды Дахау рассказывают посетителям все о том, как пытали заключенных в бункере, но не учитывают всю информацию о том, как там содержались немецкие «военные преступники» с 5 заключенными в каждой камере, рассчитанной на одного человека.

Гиды Дахау уделяют большое внимание рассказам о пытках заключенных в бункере, но комнату для допросов, где якобы пытали заключенных, с 1943 по 1945 год занимал британский майор Ричард Х. Стивенс, арестованный в Венло в Голландия 9 ноября 1939 года по обвинению в заговоре с целью убийства Гитлера и свержения правительства Германии. Это было в то время, когда гестапо привозило в Дахау многочисленных шпионов и бойцов Сопротивления и якобы подвергало их пыткам.

Гиды не сообщают посетителям, что «военные преступники» СС свидетельствовали на заседании Американского военного трибунала в Дахау, что их пытали в бункере американские следователи, чтобы заставить их признаться в преступлениях, которые, по их утверждениям, они не совершали.

Иоганн Кик, глава отделения гестапо в бункере, отрицал пытки заключенных; напротив, он утверждал, что его самого пытали, заставляя признаться в преступлениях, которых никогда не было в Дахау.

В знаменитом деле о бойне в Мальмеди, которое рассматривалось американским военным трибуналом в Дахау, подполковник Джоахин Пейпер представил защитнику краткое изложение утверждений о жестоком обращении со стороны его солдат. Обвиняемые немцы утверждали, что они были избиты следователями и что один из первоначальных 75 обвиняемых, 18-летний Арвид Фреймут, повесился в своей камере после неоднократных избиений.

В сообщении в блоге также говорится о лагере в Дахау:

Сами заключенные, сразу после того, как их освободили американцы, настояли на том, чтобы лагерь остался нетронутым именно для этой цели.

Фактически, именно Комитет Дахау, организация заключенных Дахау, в 1965 году настоял на том, чтобы немецкие беженцы, которые сделали бывший концлагерь своим домом на 17 лет, с 1948 по 1965 год, были вынуждены покинуть его, бывший лагерь можно было снести и превратить в мемориал. Казармы нельзя было оставить нетронутыми, потому что они были приспособлены для немецких беженцев и больше не походили на оригинальные бараки. Судя по всему, гиды Дахау полностью игнорируют тот факт, что Дахау использовался с 1945 по 1948 год для заключения немецких «военных преступников» и на 17 лет для размещения немецких беженцев.

Экскурсии в Дахау посвящены жестокому обращению с заключенными и их пыткам, без упоминания о страданиях немцев в Дахау. Мемориальные комплексы в Заксенхаузене и Бухенвальде, которые после Второй мировой войны находились в советской зоне, рассказывают обе стороны этой истории. Может быть, американцам, которые все еще оккупируют Германию, пора позволить обеим сторонам рассказать историю в Дахау.

Как это:

Нравится Загрузка …

Истощенные выжившие в лагере ужасов Дахау

Сегодня годовщина освобождения концлагеря Дахау американскими солдатами 29 апреля 1945 года.Многие из этих солдат еще живы и будут посещать поминальные службы в США, рассказывая свои истории об истощенных узниках, которые с трудом пережили испытания в лагере ужасов Дахау.

Привожу фотографии выживших в Дахау, сделанные после освобождения лагеря.

Польские политзаключенные празднуют свое освобождение из Дахау

Выжившие из Дахау приветствуют своих освободителей; обратите внимание на американского солдата на заднем плане, который не был пленником

Большинство выживших в Дахау были истощены и весили всего 70 фунтов.Многим из них пришлось подползти к забору из колючей проволоки, чтобы поприветствовать американских освободителей — НЕТ!

Заключенные Дахау приветствуют американских освободителей

На фото ниже изображены молодые выжившие, позирующие в одной из казарм Дахау.

Выжившие в Дахау позируют в одной из казарм

Когда Дахау был освобожден, в Дахау находилось несколько британских агентов ЗОЕ. Нацисты убивали только женщин-агентов ЗОЕ, позволяя мужчинам жить, чтобы рассказать историю. Вы можете прочитать о судьбе женщин-агентов SOE в Дахау на моем сайте http: // www.scrapbookpages.com/DachauScrapbook/BritishSOEagents.html

На фото ниже показаны некоторые из политических заключенных в Дахау, включая агентов ЗОЕ.

Захваченные британские агенты ЗОЕ были пленниками в Дахау, когда он был освобожден

французских бойца сопротивления, переживших ужас Дахау

Где были все больные узники Дахау, когда лагерь был освобожден. Они были в лазарете. Незадолго до прибытия американцев от тифа умирало 400 заключенных в день.

На фото ниже изображены двое больных заключенных в бараках лазарета.

Двое больных заключенных в лазарете Дахау

Когда лагерь был освобожден, в Дахау было несколько младенцев. Их привезли из одного из подлагерей в главный лагерь Дахау для передачи американцам. Все дети выжили и дожили как минимум до 65 лет.

Матери с младенцами, освобожденные в Дахау

Нравится:

Нравится Загрузка…

Что такое русская дача, как выглядят дачи

Если вы когда-нибудь решите посетить Россию, вы, скорее всего, захотите посетить известные городские центры, такие как Санкт-Петербург и Москва. И хотя эти города определенно дадут вам возможность познакомиться с национальной культурой, вам все равно не хватит ключевой составляющей российской жизни: дачи.

Дачи — это не просто строение в России; они культурное учреждение. Эти коттеджные дома для отдыха часто существуют в крошечных деревнях или колониях, как в пригородных, так и в сельских районах.Дачи определяются не конкретным архитектурным стилем, а их функцией. Дачи — это место, где можно временно уйти от городской жизни и воссоединиться с природой, выращивая себе пищу, наблюдая за окружающей дикой природой и возвращаясь к более простому образу жизни.

История дач

Фото: Алеся Милославская / Shutterstock

Чтобы понять, почему дачи — такая важная традиция в русской культуре, нам нужно вернуться примерно на 400 лет назад.Слово дача на самом деле происходит от слова дават , что означает «давать». Изначально дачи представляли собой небольшие участки земли, подаренные русским царем на протяжении 1600-х годов. Неизвестно, какой именно царь начал эту практику, но Петру Великому приписывают придание особого значения дачам.

Петр Великий — ключевая фигура в истории России; он расширил Россию от царства до империи, и он интегрировал западные идеалы Просвещения в русскую культуру.Во время правления Петра с 1682 по 1725 год высший класс и знать использовали свои дачи для проведения общественных собраний, отпусков, вечеринок и фейерверков.

Концепция дачи набирала обороты в 1700-1918 годах. К началу ХХ века дачи стали символом статуса для среднего и высшего классов России. Кроме того, дачи воплощали романтический оттенок; они рассматривались как вдохновляющие декорации для русских художников, писателей, драматургов и поэтов при создании своих работ.

К сожалению, этот «золотой век» дач длился недолго. Россия была втянутой в конфликт в первой половине 20-го века, с Первой мировой войной, большевистской революцией и Второй мировой войной. Многие россияне за это время лишились своих причудливых домов отдыха.

Однако идея дачи не умерла совсем. Он преобразился.

Фотография: SariMe / Shutterstock

После Второй мировой войны дача приобрела более утилитарный оттенок. К тому времени Россия находилась под властью Советского Союза, и нехватка поставок опустошила страну.Горожане думали, что если они смогут купить небольшие участки земли за городом, то смогут быть самодостаточными и выращивать себе пищу. Советские правители подхватили это движение, и вскоре они ввели правила, ограничивающие количество земли, которым может владеть один человек. Эти правила были созданы для того, чтобы мирные жители не могли постоянно жить на своих дачных участках — государству требовалась сильная рабочая сила, живущая в городах.

Таким образом, стали популярны «дачные поселки».Это были общины личных рудиментарных ферм с крошечными домиками, стоящими рядом друг с другом.

В 1980-х годах государственные правила использования дач были отменены, и гражданские лица могли приобретать более крупные участки земли. Это дало начало тенденции дачных деревень, и люди могли проявлять творческий подход в строительстве своего дома вдали от дома.

Переделкино

Фото: Free Wind 2014 / Shutterstock

Переделкино — безусловно, самая известная дачная деревня в России, расположенная всего в 16 км к юго-западу от Москвы.До большевистской революции этот участок земли был частью частной фамильной усадьбы. Однако в 1930-х годах он был узурпирован правительством, а затем передан Союзу писателей по предложению известного советского писателя и политического деятеля Максима Горького. За пару лет государство построило для нового дачного поселка Переделкино 50 деревянных коттеджей.

Некоторые из самых известных современных писателей России жили в Переделкино, в том числе Александр Солженицын, Арсений Тарковский и Борис Пастернак.Однако наличие государственного жилья имеет свои подводные камни. На писателей «Переделкино» оказывалось давление, чтобы они соответствовали просоветскому тематическому материалу и придерживались одобренного государством стиля письма. Если писатели не придерживаются этих принципов, последствия могут быть смертельными. В действительности известный русско-еврейский писатель Исаак Бабель был арестован на своей даче в Переделкино в 1939 году за «антисоветскую деятельность» и казнен в 1940 году.

Несмотря на эти ограничения, художественный дух Переделкино неоспорим.Здесь были созданы многие известные российские работы (по крайней мере, частично), в том числе лауреат Нобелевской премии Доктор Живаго Пастернака. Деревянные дачи очаровательны и скромны, как пряничные домики в сказочном лесу. Приезжая сюда, легко понять, как умиротворяющая, естественная среда подпитывала воображение писателей.

Дачи сегодня

Фото: Могиленец Виталий / Shutterstock

Сегодня дачи представляют собой нечто среднее между их определениями 1800-х годов и советскими временами.Хотя они сохраняют аспекты утилитаризма и независимости (а на большинстве дач по-прежнему есть небольшие фермы), дачи увеличились как в размерах, так и в роскоши. Например, скучные жилища Переделкино теперь окружают дачи «новых русских» миллиардеров: с террасами на крышах и частными бассейнами.

Однако эти «мега-дачи» отнюдь не норма. Согласно данным журнала Moscow Times в 2019 году, около 60 миллионов россиян владеют дачными участками (почти половина всего населения).Большинство современных дач принадлежат россиянам среднего и высшего класса, и они содержат современные удобства, такие как электричество и водопровод. По выходным люди едут на дачи, чтобы сбежать из города, а летом провести отпуск. Кроме того, большинство дач расположены рядом с озером или рекой, поэтому владельцы могут заняться такими видами активного отдыха, как плавание и рыбалка.

Дачи — это способ для современных россиян вырваться из суеты повседневной жизни и провести драгоценное время со своими близкими. У многих взрослых россиян остались теплые воспоминания о летних днях, проведенных на их семейной даче — воспоминания о том, как они ели домашнюю еду с овощами, выращенными в саду, купались в озере с братьями и сестрами и делились историями у медленно горящего костра.

Урок Дахау и споры о «концентрационном лагере» — Byline Times

Майк Стучбери проливает свет на жаркие дебаты, разожженные конгрессменом из Нью-Йорка Александрой Окасио-Кортес, которая сравнила возможности администрации Трампа для содержания просителей убежища на юге США граница с концлагерями.

Давайте поговорим о Дахау, первом концентрационном лагере нацистской эпохи. Давайте поговорим о том, как это началось и что было дальше на глазах у немцев.

Дахау, небольшой городок в 30 км к северо-западу от Мюнхена, был выбран в качестве места содержания под стражей Генрихом Гиммлером, тогдашним начальником полиции Мюнхена.

Он был выбран потому, что это был бывший военный завод, который можно было быстро переоборудовать, чтобы принять некоторое количество пленных.

Дахау в 1933 году не был тем Дахау, о котором мы мечтаем.

Когда 22 марта 1933 года ворота Дахау открылись, сначала планировалось принять заключенных из других многолюдных учреждений по всей Баварии.Оттуда он стал домом для коммунистов, профсоюзных деятелей и других, которых считали врагами нового нацистского правительства.

В течение первых двух недель существования лагеря в нем работали обычные полицейские и тюремщики — до того, как его захватили эсэсовцы.

Начальник лагеря произносит речь перед заключенными в Дахау, которые собираются освободить в рамках акции помилования перед Рождеством 1933 года.

Дахау не был спрятан. Это не было секретом не только для соседей, но и для широкой немецкой общественности.

СМИ посетили лагерь, а Munich Illustriete Zeitung даже опубликовали фотографию бассейна, якобы для использования задержанными. Были опубликованы фотографии прибывших в штатском, выстраивающихся в очередь со своими вещами перед обработкой.


Заключенных размещали в бараках с койками, с соломенными матрасами и одеялами. Давайте сделаем здесь паузу, чтобы сопоставить это с нашими современными изображениями мигрантов, спящих на полу клеток, покрытых фольгированными одеялами.

Поездка в лагерь тоже не была односторонней.

Заключенные могут быть освобождены, хотя есть некоторые предположения, что позже режим повторно арестует многих, которых, как он утверждал, освободил в СМИ.

Дахау начинался как идея. Он был продан как решение проблемы, которую нацистская партия убедила в том, что миллионы людей представляют реальную угрозу для немецкой нации.

Начнем с того, что в Дахау практически не было контроля с точки зрения дисциплины и распорядка дня.Лишь после ряда внесудебных казней, совершенных охранниками, был вызван Теодор Эйке, фанатичный член партии и функционер СС, чтобы установить четкие процедуры как для охранников, так и для заключенных.

С января 1934 года была введена форма для заключенных и установлена ​​жесткая дисциплина среди охранников.

В течение следующих нескольких лет население Дахау увеличилось до тысяч, и заключенным пришлось построить новые бараки для размещения вновь прибывших. Со временем помещения ремонтировались и даже модернизировались, чтобы свести к минимуму сбои.

Реформы Эйке создадут шаблон для всех других концентрационных лагерей, которые будут созданы в Германии до начала войны. Бухенвальд, Равенсбрюк и Заксенхаузен извлекли уроки из Дахау.


Более десяти лет спустя, когда он был освобожден войсками США, в Дахау было обнаружено 32 000 больных, истощенных заключенных.

Отправляясь дальше в лагерь, еще до прибытия союзных войск были подготовлены для уничтожения посредством кремации еще тысячи трупов.

Среди огромной массы заключенных были евреи, поляки и гомосексуалисты, а также многие другие противники разрушающегося Рейха.

Солдаты США освобождают Дахау

Дахау, бывший завод, превратившийся в тюрьму, стал одним из самых смертоносных лагерей в Германии во времена нацизма.

Благодаря снятым новостным роликам и свидетельствам, записанным во время его освобождения США, он стал синонимом злодеяний; бездушное пренебрежение к человеческой жизни; нигилистическое влечение к смерти нацизма.

Дахау начинался как идея.Он был продан как решение проблемы, которую нацистская партия убедила в том, что миллионы людей представляют реальную угрозу для немецкой нации.

Станьте покровителем Byline TV

Это началось как ответ на тысячу речей, передач и пропагандистских материалов — образ Гитлера, еще не фюрера, подчеркивающий, как эти коммунисты и другие инакомыслящие разрушали немецкую нацию изнутри.

Дахау начинался как нечто, что, по мнению немецкого народа, им необходимо для обеспечения своей безопасности, как нечто, что облегчило бы бремя других тюрем.Его стали воспринимать как вполне приемлемый ответ на проблемы страны.

Что-нибудь из этого знакомо?

По меньшей мере 24 просителя убежища умерли в лагерях для задержанных недалеко от границы с США с начала правления администрации Трампа. Уже одно это должно вызывать возмущение и протест.

Планы по расширению этих лагерей для задержанных, а также жесткие репрессии против нелегальных мигрантов, предложенные президентом Трампом, должны сравниваться не только с концентрационными лагерями нацистской эпохи, но и со всей идеологией и механизмами самого нацистского государства.

Дахау в 1933 году не был тем Дахау, о котором теперь мечтают. Будем надеяться, что нам не придется говорить то же самое об этих пограничных лагерях нашим внукам.

Познакомьтесь с Майком Статчбери и другими авторами Byline Times на Byline Festival

Дача — что это значит для русского?

Русская дача

Эта страница является частью моего проекта Moscow Life , сборника иллюстрированных рассказов из Москвы, доступного онлайн с 1995 года.Время от времени я продолжаю добавлять новые, пожалуйста, проверьте полный список из всех 50+ статей, накопленных за 9 лет существования проекта — или самую последнюю историю.

Андрей


март 1995, Москва, Россия


Сейчас конец марта, снег начинает таять в Центральной и Северной
Россия. В городе снега уже нет.Наблюдая за ярким солнцем
наступающей весны и мокрой голой почвы газонов многие жители
Города и малые города России начинают подготовку к новой даче
сезон …

Ой, дача! Часть образа жизни, любимое хобби многих десятков
миллионы; больше, чем просто хобби, почти занятие для миллионов,
отдых и дачный огород. В стране, где
так много людей считают себя бедными и так считают
иностранцы, есть десятки миллионов помещиков, а участки
их земли обычно не так уж и малы.Давай откроем дверь
забор и въезд на дачный участок …


Вот что вы видите подойдя к маленькой калитке на нашу дачу. Дача
дом — один из 60, которые образуют небольшой дачный поселок с тремя
улицы, расположенные между лесом и большим полем в 10 км от Москвы
граница города …
Сам дом небольшой и выглядит не эффектно. Но уютно. Это
находится посреди ухоженного сада. Маша мама заботится
заводов


В советское время одна из важнейших торговых обязанностей
профсоюзы должны были получить землю под дачи и раздать ее
среди членов союза.Поскольку тогда все были
член того или иного профсоюза, каждый имел возможность
получить землю … Конечно были разногласия. Расположение, размер,
и качество земли и построек на ней было разным
для рабочего и директора своего завода. Конечно были
особенные дачи для партийных функционеров. Маленькие роскошные дворцы
а не дачи для очень немногих.

Но здесь мы расскажем про обычные дачи, те, что были
дан людям, чтобы они выращивали еду.Колхозы были
не могли производить достаточно, а деньги на импорт еды были
Достаточно только купить зерно. Результатом стала официальная политика
говоря, что граждане тогдашнего СССР должны были сильно расти сами.
Дачи создавались как кооперативы, контролируемые профсоюзами и
устав этих кооперативов был достаточно строгим. Прежде всего,
Земля технически, конечно, не принадлежала членам
в этих кооперативах вся земля находилась в государственной федеральной собственности.
раз.Он был сдан в аренду профсоюзам и не мог быть продан. Другая
серьезным ограничением было то, что использование этой земли должно было быть ограничено
к растущим вещам. На своей земле просто нельзя было разбить газон
и наслаждаться травой … Это было бы незаконно и немедленно
привести к выселению человека из дачного кооператива и
заменив его более преданным «фермером выходного дня». Не более
разрешалось более одной дачи на семью.

Типичный размер земли, отдаваемой государством семье, варьировался от 4
до 12 соток, причем 6 и 8 самые распространенные (неудивительно,
сейчас популярная газета для дачников — «6 соток» и
все прекрасно понимают, что они под этим подразумевают).Один
«сотка» = 100 кв.м, поэтому типовой дачный участок площадью 6 соток.
равен 0,16 сотки.


Возможно, вы уже читали наш февральский
рассказ о Кате,
художник и каякер. Ее дача со стеной из стекла
несколько необычно смотрится среди снегов русской зимы. Другие
на заднем плане видны дачные дома.


По статистике, сейчас более 30% российских семей имеют
дачи. И традиционно большую часть дач распределяли
профсоюзные организации на крупных промышленных предприятиях.Поэтому во многих городах цифры еще выше. Большинство из
согласно политике партии дачники были рабочими. Мы
не говоря, что другим социальным группам не разрешалось иметь
дачи. Просто важно понимать, что ничего элитарного не было.
про среднюю дачу и ее запросто могла получить почти каждая семья
если хотя бы один член семьи проработал 5 или 10 лет на
тот же завод или завод.

Но хватит сухих фактов… Добавим эмоций в этот длинный
техническое знакомство с концепцией дачи. Один из ключевых
концепции российской жизни как в советское, так и в постсоветское время.

… Дача. Что это значит для москвича? Это курорт и
рабовладелец. Это удовольствие и катастрофа … Это сообщество, это
образ жизни … сладкое проклятие.

Москвичи делятся на тех, у кого уже есть дачи и
те, у кого нет а вообще хотят .Даже те, кто говорят, что делают
не хочу иметь это … мечтать о том, чтобы жить где-нибудь в
глубины их душ. Где-то на «чердаках» их
умы … Но им не хватает смелости сказать себе: да,
мы очень хотим иметь дачу … Но они всегда тихо жалеют о
Это…

Так что же такое дача? Это очень легко объяснить. Это просто хижина.
Иногда лачуга. Но очень сложно понять, что это
не просто хижина, а гораздо больше, чем лачуга для большинства людей.Это место, чтобы сбежать
от безрассудства и проблем большого города. Это место, где
дети растут как трава …


Марина и ее летняя банда


Дача никогда не стоит особняком. Дачный кооператив — это община. Этот
это место, где пенсионеры находят хобби своей жизни:
сады, сады, сельское хозяйство. Это место, где работает
люди приезжают по выходным, чтобы подышать свежим
воздух, заниматься физическим трудом — копать, прополка, поливать
растения…


А место для охоты за лесными ягодами и грибами. Дача
это способ жить ближе ко всем этим естественным вещам для тех, кто не может себе позволить
или не хочешь путешествовать.

Маша стоит в небольшой оранжерее на даче, предлагает кружку свежего молока просто
привезен из соседнего села.


Дача — лучшее место для барбекю-вечеринок (здесь их называют шашлычными),
самоварные чаепития, пение песен под гитару, купание в
реки или озера, солнечные ванны, езда на велосипеде, прогулки для подростков.


Андрей любит жарить шашлык и умеет это делать. Вот и он
готовим вкусное мясо на вечеринке на даче у Кати. Катя и
За процессом вместе с Мариной наблюдают две ее дочери.

А вот и приготовление старинного русского прибора для варки
вода, самовар … На даче мы предпочитаем пить чай сидя
вокруг самовара.


Место, вдохновляющее художников и писателей… Источник естественного
выращивать фрукты и овощи практически для всех. Место с
разный темп и приоритеты. Сколько стоит метрическая тонна навоза
на соседней ферме? Как лучше всего защитить огурцы
от утренней росы? Это важные темы, обсуждаемые
академик и дворник на равных при встрече на улице
дачный поселок …


Три физика и один химик с гордостью демонстрируют цуккини…
У нас двоих есть кандидаты наук по физике плазмы, папа Маши — полный
профессор Московского физико-технического института и
выдающийся ученый, работающий в самых загадочных сферах
теоретическая физика. Мама Маши сейчас на пенсии, но раньше нее
сфера деятельности — химия. Разве мы не выглядим великим профессионалом
Исследовательская команда?


Обычно дачу начинается с пустого участка земли. Типично, что
земля либо пустырь, либо просто очень бедная почва — песок или глина,
да и совхозам это все равно мало.Люди, которые
Для начала дачного поселения обычно организуют кооперативы, а у нас
уже сказал. Технически существует два вида дачи.
кооперативы: сельскохозяйственные, в состав которых входят
обрабатывать землю и выращивать овощи и фруктовые деревья и
ягоды, а просто дачный кооператив, члены которого не
обязаны развивать свою землю, и им разрешено иметь только цветы и
газоны, если они хотят, или, может быть, сорняки, если они хотят… Но … но … жизнь
показывает, что любой, у кого есть земля, рано или поздно начинает расти
что-то на нем. Да и вообще «чистые дачи», дачи только для отдыха.
очень редки. Так что это курорт и ферма — место для отдыха и
место для работы.


Но ведь мы выращиваем не только овощи, но и красивые цветы
слишком. Дача небезосновательно функциональна и всегда найдется место-два
или три для красивых клумб.

А во время сбора урожая есть чем заняться…
От свежего чеснока до очень полезного «сибирского ананаса», облепихи,
что сейчас очень распространено на дачных участках по всей России
Маша с папой собирают ягоды облепихи …. пока
Андрей угощает себя красной смородиной
.


Кстати, это место не соответствует (в большинстве случаев) традиционным
Западные стандарты комфорта. Телефонов нет, горячего
вода (разве что кипятишь на газовой плите), на даче люди
использовать флигели и импровизированные душевые вместо городских
ванные комнаты.


Дачи в деревне по русским
деревни. Это место, где городским детям нравится бегать в
поля и взрослые имеют возможность совершить длительные велосипедные прогулки по
проселочные дороги весело петляли по кукурузным полям.


У большинства дачников машин нет. Итак, вечер пятницы и
Субботнее утро — час пик для автобусов и пригородных поездов.
каждые выходные возить миллионы (буквально — миллионы!) москвичей в
свои дачи за городом.Поезда забиты людьми всех возрастов и разных категорий.
сумки, рюкзаки и маленькие тележки со снаряжением
необходимо на даче.


Вечер пятницы на Московском вокзале. Пора идти в
дача


В летние выходные Москва и другие города пустынны, поэтому
многие люди уходят с жары и смога на дачи. В отставке
люди обычно переезжают на дачу на весь сезон, а на дачу
Сезон в Центральной России начинается в мае и длится до октября.Но
уже в феврале, когда на улице еще мороз и снег, дача
фанатики начинают выращивать рассаду помидоров и других овощей, чтобы
пересадить в дачные теплицы позже, в начале мая, когда
достаточно тепло и нет угрозы ночных заморозков.

Последняя декада апреля (если будет достаточно тепло) — начало
активное ведение хозяйства на даче. На самом деле советует, что делать на
земля, которую фермеры получают круглый год.Почти каждый
газета или журнал, если они хотят быть популярными, должны издать
специальный раздел с сезонными советами для фермеров. За
Например, теперь пора поливать кусты черной смородины
горячая вода, хотя это все еще снег и форма яблонь и
много других дел.

… Ладно, ребята! Мы разговаривали какое-то время, а теперь пора идти
и начать копать … Ох уж эти выходные сельское хозяйство :-)))

Андрей и Маша

asebrant @ online.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *