Мои придумки и мое хозяйство: Моё хозяйство и мои придумки. | Fermer.Ru — Фермер.Ру — Главный фермерский портал

Содержание

Моё хозяйство и мои придумки. | Fermer.Ru — Фермер.Ру — Главный фермерский портал

Мне 32 года. Я по образованию преподаватель английского и испанского языков. Подрабатываю всем, что Бог пошлёт. Иногда деловая документация, преписка организаций и пр. Также подрабатываю бухгалтером. Занимаюсь всем, что держит меня на плаву и не отдаляет от дома и детей. Хочу проводить время со своими детьми и видеть, как они растут.
7 лет назад мы переехали в частный дом. Так получилось случайно. Выехали на майские праздники за город в недостроенный дом. У новорожденного сына была аллергия, и ещё он не спал днём, только ночью. Я соответственно была совершенно вымотанная. За 2 недели спокойной жизни за городом мы отоспались и решили не возвращаться в город.
Так в хозяйстве постепенно стал прибывать «народ». Сначала собаки. Сейчас их 3 головы. Южнорусская овчарка — кобель 4 года. Охранник. Немецкий дратхаар — сука (3 года) и кобель (2 года). Муж занимается охотой. Я занимаюсь подбором и доставкой охотничьих собак из Европы под заказ. Работа тяжёлая и абсолютно не развлекательная. Я в Европе не хожу по музеям и моллам, а работаю в поле с собакой и по болотам в резиновых сапогах. Пока все заказчики довольны результатами собак, которых я им привезла.
Вот уже 3 года в моём частном хозяйстве живут куры. Я покупаю их только на яйцо и для себя. Был период безденежья, когда и яйцо продавала и сало на продажу коптили. Но он был недолгим. Уже второй раз завела гусей на мясо. Для меня, городской дамы, это своего рода вызов своему характеру, образу жизни. Но эта жизнь намного интереснее городской, квартирной.
В своём блоге я планирую рассказывать об устройстве моих птичников, о своём опыте малюсенького хозяйства, о том, как я санирую помещения, обрабатываю птицу. Мои заметки и наработки по теме «птицы» также буду выкладывать здесь.
Кроме того, буду делиться фотографиями и впечатлениями от посещения европейских частных ферм и фермеров.

Ключевые слова: 

ООН открывает Десятилетие семейных фермерских хозяйств, чтобы раскрыть их полный потенциал.

Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) и Международный фонд сельскохозяйственного развития (МФСР) объявили о проведении Десятилетия семейных фермерских хозяйств и представили Глобальный план действий Организации Объединенных Наций в целях расширения поддержки семейных фермерских хозяйств, особенно в развивающихся странах.

Два учреждения ООН координируют проведение Десятилетия семейных фермерских хозяйств, объявленного Организацией Объединенных Наций в конце 2017 года.

Семейные фермерские хозяйства составляют более 90 процентов всех хозяйств в мире и производят 80 процентов продовольствия в мире в стоимостном выражении. Они являются ключевыми факторами устойчивого развития, включая искоренение голода и всех форм неполноценного питания.

Десятилетие семейных фермерских хозяйств направлено на создание благоприятной среды, которая укрепляет их позиции и максимально увеличивает их вклад в глобальную продовольственную безопасность и питание, а также в здоровое и устойчивое будущее.

Глобальный план действий содержит подробные указания для международного сообщества о совместных и согласованных действиях, которые могут быть предприняты в течение 2019-2028 годов.

В нем подчеркивается необходимость расширения, среди прочего, доступа семейных фермерских хозяйств к механизмам социальной защиты, финансам, рынкам, обучению и возможностям получения дохода.

«В настоящее время остро стоит не только проблема растущего голода, но и растущего ожирения. Нам нужно обратить пристальное внимание на ожирение. Мы знаем, что нужно сделать для борьбы с голодом, но этого недостаточно для борьбы с ожирением. Семейные фермерские хозяйства — это те, которые производят местные свежие продукты и производят их устойчивым способом. Это их вклад». — сказал Генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва на церемонии начала проведения Десятилетия. …

Семейные фермерские хозяйства — важные факторы устойчивого развития

Семейные фермерские хозяйства производят весь диапазон пищевых продуктов: растительные, мясные, включая рыбу, другие продукты животного происхождения, такие как яйца или молочные продукты, и продукты питания, выращиваемые на сельскохозяйственных землях, в лесах, в горах или на рыбных фермах, и в основном зависят от семейного труда как женщин, так и мужчин.

Семейные фермерские хозяйства производят полезные для здоровья, разнообразные и обладающие культурной ценностью продукты и выращивают большую часть продуктов питания как в развивающихся, так и в развитых странах.

Они создают возможности для трудоустройства как на фермах, так и за их пределами, и способствуют росту сельской экономики.

Они сохраняют и восстанавливают биоразнообразие и экосистемы и используют производственные методы, которые могут помочь сгладить или предотвратить негативные последствия изменения климата.

Они обеспечивают преемственность знаний и традиций из поколения в поколение, а также способствуют социальной справедливости и благосостоянию общества.

Глобальный план действий для проведения Десятилетия семейных фермерских хозяйств

Несмотря на то, что семейные фермерские хозяйства производят большую часть нашего продовольствия, они, как это ни парадоксально, сталкиваются с бедностью, особенно в развивающихся странах.

Они сталкиваются с проблемами из-за отсутствия доступа к ресурсам и услугам для поддержки своего производства и сбыта продуктов питания, потому они не обладают необходимой инфраструктурой, потому что их голоса остаются не услышанными в политических процессах, и потому что экологические и климатические условия, на которые они полагаются, находятся под угрозой.

В целом, женщины-фермеры сталкиваются с большими трудностями. Сельская молодежь также очень уязвима из-за отсутствия стимулов для трудоустройства как на фермах, так и за ее пределами.

Глобальный план действий в рамках Десятилетия семейных фермерских хозяйств является руководством по разработке политики, программ и нормативных положений в поддержку семейных фермерских хозяйств, предлагая коллективные и согласованные действия, которые могут быть предприняты в течение следующих десяти лет.

В нем подробно описываются конкретные мероприятия по решению взаимосвязанных проблем, и они ориентированы на целый ряд участников — правительства, учреждения Организации Объединенных Наций, международные финансовые учреждения, региональные органы, организации фермеров и производителей, академические и исследовательские институты, организации гражданского общества и частный сектор, в том числе малые и средние предприятия.

Эти меры включают:

разработку и внедрение благоприятных политических условий (включая всестороннюю и согласованную политику, инвестиции и институциональные рамки), которые поддерживают семейные фермерские хозяйства на местном, национальном и международном уровнях;

поддержку сельской молодежи и женщин путем предоставления им доступа к производственным активам, природным ресурсам, информации, образованию, рынкам и участию в процессах разработки политики;

укрепление семейных фермерских организаций и их возможностей генерировать знания и увязывать местные (традиционные) знания с новыми решениями;

улучшение средств к существованию семейных фермерских хозяйств и повышение их устойчивости к многочисленным опасностям посредством предоставления им доступа к основным социальным и экономическим услугам, а также содействие и продвижение диверсификации производства с целью снижения рисков и увеличения экономической отдачи;

содействие устойчивости семейных фермерских хозяйств для устойчивых к изменению климата продовольственных систем и доступа к ним, ответственного управления и использования земельных, водных и других природных ресурсов.

Факты и цифры по семейным фермерским хозяйствам:

Более 80 процентов всех фермерских хозяйств в мире имеют площадь менее двух гектаров.

Семейные фермерские хозяйства занимают около 70-80 процентов сельскохозяйственных угодий и производят более 80 процентов продовольствия в мире в стоимостном выражении.

Женщины выполняют почти 50 процентов всех сельскохозяйственных работ, но возделывают только 15 процентов сельскохозяйственных угодий.

90 процентов рыбаков — это мелкие операторы, на долю которых приходится половина промыслового рыболовства в развивающихся странах.

До 500 миллионов животноводов полагаются на разведение домашнего скота в качестве средств к существованию.

Горное хозяйство — это главным образом семейное хозяйство.

Семейные фермерские хозяйства включают в себя лесные общины. Около 40 процентов крайне бедного сельского населения проживают в лесных и саванных районах.

Традиционные территории коренных народов занимают до 22 процентов земной поверхности мира, на которых сосредоточено 80 процентов биоразнообразия планеты.

Автор: KVEDOMOSTI.RU

Источник новости

«Месяц в деревне». Как Эфрос поставил «самую скучную» комедию Тургенева

«Несценичная, не смешная, скучная», — так говорили о пьесе «Месяц в деревне» современники Ивана Тургенева. Скучающие дачники, пустые разговоры, сразу два любовных треугольника… Тургенев соглашался: его пьеса не для сцены. Он писал ее как комедию, а немногочисленные бравшиеся за нее режиссеры делали из нее драму. В 1879 году писатель с удивлением дал разрешение Марии Славиной, актрисе Александринского театра, сделать новую редакцию пьесы и сыграть в ней одну из главных ролей. Еще больше он был удивлен успехом, с которым прошла премьера. Однако разбуженный было интерес к пьесе постепенно сошел на нет.

В советское время ее почти не ставили — пока за полузабытый материал из прошлого века не взялся Анатолий Эфрос. Его драматическая постановка перевернула укоренившееся представление об этой «несценичной» пьесе Тургенева, выделив из всех героев только одного персонажа. Режиссер заставил обратить на этого героя более пристальное внимание.

Хит 1977-го

Гораздо охотнее, чем на родине, «Месяц в деревне» ставили за границей. В 1930 году пьесу открыл миру режиссер-эмигрант Рубен Мамулян, поставив ее в Нью-Йорке. В постановке приняла участие легендарная голливудская актриса русского происхождения Алла Назимова. После этого на протяжении ХХ века название «Месяц в деревне» много раз появлялось в репертуарах театров в Великобритании, Франции, Ирландии… Собственно, желание взяться за пьесу появилось у Анатолия Эфроса после того, как он однажды посмотрел ее польскую версию «в хорошем, серьезном театре» в Варшаве.

Жена помещика Ислаева Наталья Петровна влюбляется в Алексея Беляева, учителя своего сына. Кроме нее, к этому 21-летнему студенту неравнодушна еще и Верочка, юная воспитанница хозяйки дома. В другом любовном треугольнике застрял друг семьи Ракитин — пока Наталья Петровна заглядывается на студента, он сходит с ума от страсти к ней.

Не изменив ничего в сюжете, польский режиссер сумел показать историю глазами Тургенева, — а это был взгляд ироничный, холодный. Каким образом? Акцент был смещен помощью сценографии — сцену устроили прямо посреди зрительского зала, наподобие арены цирка. На площадке — веселенькая пастораль: настоящая зеленая трава, цветы, ручеек, из которого пили воду два веселых пса.

Разглядывая этот простенький пейзаж и улыбаясь придумкам польских коллгег, Эфрос вдруг понял: Наталья Петровна на самом деле тянется именно к этому — к природе, настоящей любви, а попадается ей студент Беляев. Для Тургенева важны не только любовные коллизии героини, но и ее личная драма. Удивившись многослойности произведения, Эфросу захотелось разобрать ее пласт за пластом, и узнать, что из этого получится. Впервые в истории постановки пьесы на первый план была выведена именно Наталья Петровна. Все происходящее он выстроил вокруг нее, в то время как в более ранних спектаклях «Месяца в деревне» героям отводилось одинаковое внимание.

Эфрос с интересом размышлял о «неизрасходованных чувствах» героини: мужа не любит, в душе тоска, ребенок — и тот скоро вырастет и покинет ее.  При этом Наталья Петровна — личность, не любящая однообразия. В 30 лет к ней приходит тот самый кризис среднего возраста, о котором обычно говорят применительно к мужчинам.

«Это тема возраста женщины, может быть, страха, что время ее прошло, что жизнь со всеми ее страстями, муками, сильной радостью принадлежит не ей уже, а другим, тем, кто моложе. Ее же удел — этот скучный покой. И вот отчаянный бросок в надежде вернуть себе прошлое и познать, что такое иная любовь», — писал Эфрос.

Он считал, что и играть Наталью Петровну нужно иначе — смело, с энергией. Красноречивыми жестами и безмолвием, как например, Ольга Книппер-Чехова в спектакле Константина Станиславского в Московском художественном театре, тут не обойдешься. Станиславский считал, что в этой пьесе нужно неторопливо и без лишних эмоций рассматривать отношения Натальи Петровны и Ракитина. Он без сожалений выбрасывал из нее целые куски, а некоторые фразы предложил артистам проигрывать без слов, заменяя фразы простым кивком или жестом рук.

Своя команда

Впоследствии Анатолий Эфрос называл свой «Месяц в деревне» одним из самых захватывающих приключений, а зрители и критики — главным спектаклем  Театра на Малой Бронной в 1977 году.

Несмотря на то, что режиссера вдохновила варшавская постановка, внешне его спектакль разительно отличался. Вместо деревенской природы на сцене сделали металлические узорчатые конструкции. В стильных декорациях бродили, мечтали, ссорились и признавались друг другу в любви люди в светлых платьях, жилетах и шляпах по моде середины XIX века.

В финале металлические конструкции, образовывавшие сначала дом, разъезжались в стороны, показывая, что жильцы дома стали друг другу чужими людьми. Декорации придумал начинающий 23-летний художник Дмитрий Крымов — сын Эфроса, работавший в театре первый год.

В постановке были заняты ведущие актеры — Леонид Броневой, Иван Шабалтас, Олег Вавилов, Михаил Козаков. Роль Натальи Петровны исполнила любимица Эфроса Ольга Яковлева. Он знал ее еще со времен работы в «Ленкоме». Там она сыграла главную женскую роль в его спектакле «104 страницы про любовь».

Репетиций «Месяца в деревне» было много. Эфрос по фрагментам кропотливо изучал текст, прорабатывал сцены с артистами. Ему постоянно казалось, что он упускает что-то важное. Он понимал, что Наталья Петровна — на самом деле дерзкая и своевольная, как было ему понятно по тексту, но искал, чем подкрепить это на сцене, не только с помощью слов.

«Все кажется ясно до репетиции, но вот она кончается, а не сделано ничего. То есть сделано очень много, но как-то неточно по отношению к Тургеневу. Или, во всяком случае, к тому, каким он воспринимается просто при чтении», — писал он в своей книге «Профессия: режиссер».

«Театр Эфроса» в Театре на Малой Бронной

В Театр на Малой Бронной Эфрос перешел из «Ленкома» в 1967 году — с поста художественного руководителя на должность рядового режиссера. Но именно постановки, которые он создал здесь, — «Ромео и Джульетта», «Отелло», «Три сестры», «Месяц в деревне» и другие, — позволили критикам и зрителям говорить о так называемом «театре Эфроса».

Он действительно смог создать театр в театре, полностью сосредоточившись на одной режиссерской работе, — у него была даже своя труппа из артистов, которых он забрал с собой из «Ленкома». Вместе с ним ушли Ольга Яковлева, Лев Дуров, Валентин Гафт и другие. «Театр Эфроса» стал практически художественным направлением, это были спектакли, которые могли создать только этот режиссер и только эти актеры, которые понимали друг друга с полуслова.

Эфрос был горячим поклонником и сторонником системы Станиславского, от которой многие режиссеры стали отходить, и многое почерпнул у него. Его очень интересовала психология, глубина, на которой строятся характеры героев пьес, он был убежден, что своего персонажа нужно не играть, а проживать — причем так, как роль чувствуется в настоящий момент времени. А режиссер в это время «слагает стихи на площадке сцены, управляя при этом большой группой людей», говорил Анатолий Васильевич. Декораций в его постановках всегда было немного, чтобы не отвлекать от сюжета.

Художественные руководители Театра на Малой Бронной — сначала Андрей Гончаров, а потом Александр Дунаев — поддерживали Эфроса. Его имя на афише уже служило достаточным основанием для того, чтобы купить билет.

В Театре на Малой Бронной он проработал 17 лет. В 1984 году Анатолий Эфрос стал главным режиссером Театра на Таганке.

О проекте. Человек и закон.

Первый канал

Основное правило программы старо как мир: информация из первых рук и только проверенные факты.

Общественно-политическая программа «Человек и закон» выходит на Первом канале уже 35 лет (Алексей Пиманов ведет программу с 1996 года). Столь «преклонный возраст» ничуть не мешает программе оставаться одной из самых востребованных и актуальных на отечественном телевидении. Быть может потому, что основные темы — борьба с организованной преступностью, расследования о коррупции в высших эшелонах власти, криминальные истории…

Программа старается дать взвешенную оценку важнейшим событиям в политической, экономической и социальной жизни страны, освещает огромный спектр вопросов и проблем, с которыми каждодневно приходится сталкиваться человеку, причем не только с правовой точки зрения, но и с позиций общечеловеческой нравственности (заметим в скобках, что речь идет не о навязшем в зубах «шаманском моралите» советских времен или вызывающем оскомину «демагогическом словоблудии», а прежде всего об основополагающих ценностях человеческого общежития, которых осталось не так уж и много в современном мире). Именно поэтому «Человек и закон», ориентируясь на рядового зрителя, постоянно следит за судьбой своего постоянного героя — обыкновенного человека, попавшего в клещи несправедливости и беззакония.

Алексей Пиманов любит приглашать в студию программы «Человек и закон» гостей. Это основные ньюсмейкеры недели — политики, представители силовых структур и правоохранительных органов, известные журналисты со своими не всегда «удобными» расследованиями, известные всей стране VIP-персоны, не по своей вине попавшие в крупную передрягу (будь то неправильно оформленные авторские права, защита чести и достоинства или спровоцированное ДТП).

Связаться с редакцией можно по почте: [email protected]; [email protected] или по телефону: +7495 617-91-92. Также вы можете обратиться к юристам и адвокатам правового центра передачи «Человек и закон» по телефону +7495 646-06-97 или по электронной почте [email protected] ru.

BBC Russian — Блог Артема Кречетникова

Российская Госдума в среду одобрила во втором чтении законопроект, разработанный в ответ на принятие в США «закона Магнитского».

По мне, лучше всего для России было бы не допускать этого позора, а за целых три с половиной года самой разобраться с виновниками смерти человека, и уж, как минимум, внеочередных званий им не присваивать.

Еще лучше вообще не держать в СИЗО подозреваемых в ненасильственных «беловоротничковых» преступлениях. Можно же Евгении Васильевой находиться под домашним арестом? Умеем быть гуманными, когда захотим?

Вот этим бы озаботиться парламентариям!

Мечты, мечты… Почему люди не летают, как птицы?

Позаимствовав у американских конгрессменов и сенаторов обычай давать биллям имена собственные, думцы назвали документ «законом Димы Яковлева».

Кстати, занятный психологический феномен: не любим американцев, а все равно стремимся им подражать!

Между первым и вторым чтениями законопроект дополнили поправками о запрете усыновления российских сирот гражданами США и НКО, получающих американские гранты, а также о распространении закона «на граждан тех государств, которые приняли решение о запрете въезда граждан РФ и аресте активов граждан РФ по мотиву причастности граждан РФ к нарушениям прав человека».

Вместо заботы о правах человека в своей стране, депутаты защищают их нарушителей. Пусть нарушают и дальше!

Советская пресса в свое время писала о правах человека не иначе, как с добавлением слов «так называемые». Наверно, скоро и до этого дойдем.

Сдается, что рвением в проталкивании всевозможных запретов единороссы мстят за страх и унижение, пережитые в начале года, когда их партию не высмеивал только ленивый, а политологи в один голос предсказывали, что Владимир Путин скоро ее «сольет».

Продемонстрировать свою нужность и рвение Хозяину, свести счеты с «хомячками». Мы вам покажем «партию жуликов и воров»!

Депутатам можно посочувствовать. Дать «ответ Чемберлену» очень хочется, а чем-то реально насолить США и их гражданам — руки коротки.

«Зеркальный» ответ не был бы адекватным, поскольку американские чиновники в Россию и не рвутся. Что они тут забыли? Запретом на покупку недвижимости в деревне Гадюкино и даже в Геленджике тоже никого не испугаешь. Вот и пришлось напрячь фантазию.

Придумки, на мой взгляд, вышли корявые.

Запрет на иностранные гранты российской оппозиции, тем более, Соединенным Штатам, сильно не навредит.

Если они думают, что оппозиция действительно управляется «из-за бугра», то это паранойя, а если уверены, что бесплатно никто и лба не перекрестит, это характеристика их собственной морали.

Демократы времен перестройки вообще никаких денег не имели, днем ксерили листовки в своих НИИ, по ночам ходили их расклеивать, и сочли бы кощунственной мысль, что политикой можно заниматься за деньги.

В России есть и всегда будут люди, которым состязательная демократия нравится больше пожизненной неограниченной власти одного лица, а свободная рыночная экономика — больше госмонополий, контролируемых его приятелями. Макфола и Таргамадзе для этого не требуется.

Конечно, США сильно подрывают «вертикаль» самим своим существованием. Хотелось бы, чтобы россияне не видели развращающего примера того, как президент меняется каждые несколько лет и никакой «дестабилизации» не случается, и вообще не знали, что возможна иная жизнь. Но тут уж ничего не сделаешь.

В телеинтервью 7 декабря, отвечая на вопрос об «иностранных агентах», Дмитрий Медведев сделал упор на то, что никто ведь никому ничего не запрещает, пусть работают на здоровье, просто народ должен знать, кто есть кто. Через полторы недели дожили и до прямого запрета.

Так что единственное, чего в данном случае добились единороссы — это дальнейшей дискредитации своего формального лидера, снова продемонстрировав и без того общеизвестный факт, что его слова ничего не весят.

Вопрос об усыновлении мне представляется неоднозначным.

За последние 20 лет граждане США усыновили около 60 тысяч российских сирот, многие из которых страдали тяжелыми наследственными болезнями, не поддающимися лечению на родине, а в Америке обрели полноценную жизнь.

Умерли за это время 19 человек, в ряде случаев не по вине приемных родителей, а из-за тех самых болезней. К сожалению, и самая передовая медицина не всесильна.

У российских усыновителей в 1991-2006 годах погибли 1220 детей. Более свежих данных, а также информации о количестве не-сирот, пострадавших в собственных неблагополучных семьях, мне найти не удалось, но оно, как минимум, не меньше. Лишь за первые две недели декабря возбуждено пять уголовных дел по фактам убийства детей родителями.

Однако каждый случай смерти ребенка за границей воспринимается особенно болезненно.

Если американский солдат кого-то изнасилует у себя дома, все скажут: «ублюдок», а если в Японии, это воспринимается как оскорбление народа и винят не капрала Смита, а всех американцев.

Детей отдают за границу, чтобы им было однозначно лучше, а не затем, чтобы сравнивать американских усыновителей с отечественными пьяницами.

Так что, раз уж вопрос приобрел остроту, и оказались задеты национальные чувства, может, и вправду стоит заморозить усыновление во избежание ненужных разговоров.

Только к «списку Магнитского» данная проблема никак не относится. Усыновление — частное дело рядовых американцев, власти и политическую элиту США этим не накажешь.

Напоследок собственно о Диме Яковлеве. История неприглядная, причем обоюдно.

Если кто еще не знает, так звали 21-месячного российского сироту, задохнувшегося от жары в запертой машине, где его забыл приемный отец Майкл Харрисон.

В России от Димы отказалась мать, а потенциальные усыновители изменили свое намерение, узнав, что мальчик страдает наследственной болезнью.

Еще больше, чем сам инцидент, многих россиян возмутило решение суда, который вчистую оправдал виновника, признав гибель ребенка несчастным случаем.

Представитель гособвинения выразил несогласие с вердиктом, но поделать ничего не смог.

В жизни происходит всякое, но суд — это уже глас народный и зеркало общественного мнения.

Как ни крути, а выглядит все так, будто ребенок из России — вроде кошки. Взял позабавиться, надоела — выкинул, загубил — бывает.

А российская позиция отвратительна тем, что несчастный Дима, чьим именем, как флагом, размахивают думцы, погиб четыре с половиной года назад, и реакции не последовало, как и в других подобных случаях. Побулькали, и успокоились. Закипели, когда «наехали» на бюрократов и силовиков.

Плевать им на самом деле на людей, и на Диму Яковлева!

«Когда женщины наедятся нелегкой мужицкой доли, они придут к сердцу, а не к амбициям»

Отмечаемый сегодня Международный женский день вновь дал повод для дискуссий о том, как в современном обществе меняются социальные роли мужчины и женщины. А вы чувствуете эти изменения? Легче или тяжелее стала женская доля? Повысилась ли независимость женщин и с чем это связано? И в чем, на ваш взгляд, главная проблема женщины в современной России? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают митрополит Феофан, Альфия Когогина, Айгуль Мирзаянова, Талия Минуллина, Яков Геллер и другие.

«КОГДА ЖЕНЩИНЫ НАЕДЯТСЯ ЭТОЙ НЕЛЕГКОЙ МУЖИЦКОЙ ДОЛИ, ОНИ ПРИДУТ СНОВА К СЕРДЦУ, А НЕ К АМБИЦИЯМ»

Альфия Когогина — депутат Госдумы РФ:

— Меняются времена, мода на прически и платья, трансформируются стереотипы. Но во все времена женщин объединяли и объединяют вечные ценности — семья, дети, желание во что бы то ни стало быть счастливой, чувствовать уверенность в завтрашнем дне. Сегодня, пожалуй, в этот перечень прочно вошла еще и «творческая или карьерная реализация». Но что бы ни происходило в нашей жизни, мы в первую очередь всегда будем думать о наших близких, о детях, об их благополучии.

Талия Минуллина — руководитель агентства инвестиционного развития РТ:

— Роль женщины за последние десятилетия изменилась. В целом женщины всегда определяли мировую историю, стимулировали открытия человечества, вдохновляли мужчин на большие дела и управляли государствами. Но раньше благодаря умелому взаимодействию с мужчинами это было изящнее, искуснее, не всегда заметно для общественности и потому очень красиво. Сегодня же в российских городах-миллионниках, да и в мире тоже, больше принято совмещать карьеру и семейную жизнь, а зачастую дамы вообще погружаются в профессиональную деятельность с головой, полностью отдаваясь делу. Но чем бы ни занималась прекрасная половина человечества, она всегда прежде всего остается женщиной. Так что на совещаниях мужчины меня приветствуют с улыбкой всегда, а вот друг друга — только по особым случаям.

Легче или тяжелее? Мировосприятие и мироощущение людей разнится. Как сказала Агата Кристи: «Странный этот мир, где двое смотрят на одно и то же, а видят полностью противоположное». Поэтому если постоянно концентрироваться на сложностях, жаловаться, ныть, то быть женщиной тоже станет в тягость. И наоборот, научившись выжимать оптимистичный сок из жизненных фруктов и овощей — полюбишь жизнь, людей, женскую долю. Если женщина по-настоящему любит и любима, проблемы, невзгоды, сложности преодолеваются с особой легкостью. Ее кровь наполняется страстью к жизни, душа стремится к духовным наслаждениям, а все ее естество сулит неземное блаженство. Так мир становится лучше. Чего и желаю всем вашим читателям!

Айгуль Мирзаянова — PR-директор Nefis Group:

— Есть мнение, что революцию на самом деле произвели контрацептивы: когда они появились, женщина перестала быть этакой фабрикой по производству детей, стала сама решать, в каком количестве и когда рожать. Детей стало меньше, у женщин появилось, соответственно, свободное время, которое женщины стали тратить по своему желанию. Так или иначе, сейчас мы не видим в так называемых развитых странах матерей с большим количеством детей, их называют героинями…

Женщины сейчас во всех сферах жизни, и, я думаю, все, что с нами происходит, — это результат нашего желания по большому счету. Мне трудно согласиться, что к чему-то принуждают обстоятельства. Все, что происходит, — это следствие выбора, который мы совершаем каждую секунду в своей жизни, и мужчины, кстати, тоже. Мне трудно говорить, стала ли легче или тяжелее женская доля, думаю, налицо качественнее изменение женщин. Женщина научилась зарабатывать деньги, играя по мужским, доминантным правилам. И если женщина ведет себя как мужчина, то можно услышать, как «звенят ее яйца». Увы, часто можно видеть очень привлекательных женщин с мужским характером. Лично мне это совсем не нравится. Мне больше нравится, когда женщина наполнена любовью, а не честолюбием, или нашпигована исключительна идеями, как заработать деньги любой ценой. В обществе катастрофически не хватает любви, чувств. Иногда ощущение, что сердца закрыты, забетонированы просто наглухо, ведь чувства, сердечность, открытость и нежность мешают принимать жесткие и волевые решения. В этой жестокой схватке за выживание мы теряем что-то очень важное — радость от того, что можешь жить, любить и наслаждаться жизнью. Это не значит, что надо отменять контрацептивы, нет, конечно. Это означает, что, когда женщины наедятся этой нелегкой мужицкой доли, они придут снова к сердцу, а не к амбициям.

Венера Иванова — председатель финансового комитета Торгово-промышленной палаты Набережных Челнов и Закамья:

— Да, часто хочется оставаться просто женщиной, женщиной, какими они были давно, лет 30 назад. Но в условиях стремительного развития всех технологий, экономики, самой жизни женщина не может не включаться в этот процесс и начинает занимать в обществе, семье то же место, что и мужчина. Женщина сегодня — это не слабый пол, который прячется за спины мужчин. На сегодня женщина взваливает на свои хрупкие плечи очень много функций. Я ведь работала в основном в женском коллективе и часто была свидетелем, как после увольнения мужчины на этой должности женщина рьяно бралась за работу, и цель у нее была как можно больше заработать, чтобы содержать семью. Но, с другой стороны, женщина всегда должна оставаться женщиной. Это мать, это положительные эмоции, это весна, это красота. В любой момент женщина старается нести позитив в общество, в рабочие коллективы, в семью.

Легче или тяжелее стала женская доля? Наверное, просто женщины стали сильнее, почти такими же крепкими, как мужчины. Основная проблема, наверное, в том, что до сих пор бытует мнение, что женщина у нас — это какой-то второстепенный человек. У нас женщин в политической власти, в Госдуме, в Госсовете, в муниципалитетах все-таки мало. Я считаю, что недоверие к женщине есть, даже некоторая дискриминация. Но ведь когда обсуждаются какие-то вопросы в органах власти, женское слово наверняка смягчило бы все те жесткие мероприятия, которые сейчас проводятся. Приходилось ли мне сталкиваться с дискриминацией? Наверное, да. Когда женщина приходит на деловые переговоры, на нее всегда смотрят оценивающе: что она сейчас умного скажет. И женщине приходится доказывать, что она тоже чего-то стоит, и зачастую делать в два раза больше. А мужчину изначально принимают таким, какой он есть.

«РОССИЯ ВСЕГДА БЫЛА ИЗВЕСТНА КАК ТРАДИЦИОННОЕ ГОСУДАРСТВО»

Феофан — митрополит Казанский и Татарстанский:

— Очень сложно сказать, как изменилась роль женщины за все это время. Есть те, кто были педагогами, врачами, фельдшерами, социальными работниками и т. д. Это большая часть женщин, которые были востребованными, и они чувствовали свою нужность для общества, они чему-то учили, были полезны. И вот в какой-то момент они стали не нужны. А мы знаем, что социальная деятельность была не в лучшем виде как раз в начале вот этих 25 лет. Непростые времена в системе образования, закрытие школ, сокращение учителей — большая категория женщин оказалась в непонятном состоянии. Было очень печально, когда человек с высшим образованием, работал в сфере образования, в социальной сфере — вдруг оказался вроде как и не нужным. И очень жалко было видеть, когда где-нибудь на барахолке бедная стояла, торговала чем-то не понятным.

Но есть другая категория женщин, которые оказались хваткими, цепкими, которые быстро сориентировались, что особенно тоже проявилось в области торговли, в них проснулась предпринимательская жилка. Да, замечательно, что женщина может заниматься бизнесом, может быть и политиком, но все это хорошо в меру, и должен быть баланс. Если женщина забывает, что она женщина, а в первую очередь женщина — это мать, это жена, хранительница домашнего очага, получается дисбаланс. Я не говорю, что она должна все бросить и заниматься только домом, нет, просто во всем должна быть мера.

Ицхак Горелик — главный раввин Татарстана:

— Я думаю, что существенно все изменилось под влиянием движения, которое идет на Западе, в Европе. 25 лет назад женщины занимались конкретными вещами, они были медиками, учителями, многие работали в сфере образования. А сейчас мы видим, как все больше и больше женщин понимают, что необходимо реализовывать свои таланты в совершенно разных сферах. И, может, в России это проявляется еще пока не в той степени, как в других странах, но тенденция есть.

Но здесь есть очень важный момент, когда появляется какое-то новое движение и женщины выходят из дома, именно здесь надо быть бдительными, чтобы не потерять те ценности, которые на самом деле всегда были. Ценности дома, образ жены и матери — этот баланс надо сохранять. Да, конечно, правильно, что женщины могут реализовывать свои способности. Но Россия всегда была известна как традиционное государство, где женщинам отводилась в первую очередь роль хранительницы домашнего очага. А есть такие страны, где этого баланса не существует, и это опасно, это все разрушает.

«ВОТ ЭТА ЭМАНСИПАЦИЯ — ЭТО ВСЕ ПРИДУМКИ»

Максим Калашников — писатель и публицист:

— Деиндустриализация страны привела к тяжелым последствиям. У мужчин и женщин есть естественное разделение труда. Женщины консервативны, они хранительницы очага, воспитательницы детей. Мужчина — революционер, охотник, добытчик. Он должен обеспечивать семью, гореть на работе, делать свое дело, реализовывать замыслы. Когда мы были страной науки и техники, высокой промышленности, худо-бедно, но это разделение соблюдалось. Получается, что в стране, доведенной до сырьевого придатка, мужчины теряют свое назначение. Искать применение своим мужским качествам становится все сложнее. Они могут быть чиновниками, бандитами, олигархами. Квалифицированных рабочих, где нужны мужские знания, все меньше. Плохо у нас и с малым и средним бизнесом, где мужчина может построить свое дело. В результате нарушается естественное разделение между полами. А ведь на самом деле мы, как инь и ян, дополняем друг друга.

Сейчас у нас не творческая, не созидающая экономика, а экономика выкапывания из земли ресурсов и их продажи. Получается, что рабочие места в основном связаны с рутинным трудом. Гипертрофирована сфера производства имиджей, воздействия на эмоции, а мы, мужики, рационалисты. Женщины жалуются, мол, не найдешь настоящего мужчину, как мы будем обеспечивать семью — и начинают заниматься карьерой. Соответственно, падает рождаемость. Мы уходим, и наше место занимают вполне архаичные мигранты с «правильным» разделением обязанностей между полами.

Я не сторонник превращения женщины в мужчину и наоборот, маскулинизации женщин и феминизации мужчин. Мы сильны именно тем, что не похожи друг на друга. Мужчина — лук, женщина — тетива, и только вместе мы — единство. У меня в семье, к счастью, это разделение сложилось: я занимаюсь любимым делом, обеспечиваю семью, моя супруга занимается домом и детьми. Но делать это все сложнее.

Рустем Гайфуллин — главный врач РКБ:

— Конечно, роль женщины изменилась за столько лет и очень сильно. Женщины по отношению к самим себе стали очень внимательны. То есть они ухаживают за собой, следят за собой, это совсем другие женщины, нежели те, которые были в советские времена, когда они занимались только физическим трудом и домашним хозяйством. Сегодня это красивый, современный, умный, элегантный партнер мужчины. И лицо женщины сейчас очень изменилось, в том плане, что оно сегодня открытое, она улыбается. Если раньше она была сгорбленная с двумя авоськами, то сегодня это свободный человек, который свободно размахивает руками, и это здорово.

Однако я думаю, что женщинам не стало легче от того, что появились какие-то новые технологии, техника, помощники и в домашнем труде, и во всем остальном. Мне не кажется, что изменилась сама нагрузка на женщину, я даже думаю, что она стала больше. Потому что эти помощники, помогая в одном, позволяют заниматься другим, возможно, еще более тяжелым трудом. Главная проблема современной женщины? Ей все время приходится что-то доказывать, что она не хуже мужчины. Еще не наступил тот период, когда мужчины станут воспринимать женщин равными.

Яков Геллер — генеральный директор ГУП «Агентство по государственному заказу РТ»:

— А почему эта роль должна была измениться? Женщина должна рожать детей, воспитывать их — вот основная роль. А вот эта эмансипация — это все придумки, на мой взгляд. Роль женщины — сохранить очаг, для этого ее создал Бог. И для меня, честное слово, женщины — это хранительницы домашнего очага, они растят детей, ухаживают за добытчиком. А Клара Цеткин, Роза Люксембург, участвовавшие в революционных событиях, на мой взгляд, это противоестественно и вредно. Наверное, этим высказыванием я вызову гнев трудящихся, но тем не менее мне кажется, что это так. Я нисколько не умаляю женских талантов как руководителей, есть великие руководительницы, с которыми я лично знаком, например, с Валентиной Матвиенко, с Муслимой Латыповой, есть еще много примеров. Есть женщины-общественницы, которых я встречал по жизни, секретари райкомов и парткомов, которые отдавали свою жизнь делу, правительству и партии. Она может тратить свою жизнь, как она хочет, но предназначение ее — хранить очаг. Все остальное — работа первым секретарем райкома, руководителем швейной фабрики, в фильме «Москва слезам не верит» руководителем комбината химволокна — это все, на мой взгляд, вторично.

Недаром, когда взрослые мужчины выпивают, третью рюмку они поднимают за надежный тыл. А надежный тыл — это надежная женщина. Конечно, есть исключения — Софья Ковалевская, Мария Склодовская-Кюри, это исключение на небосклоне. И они, мне кажется, своим исключением подтверждают правила. Знаете, порой я вспоминаю великого Расула Гамзатова, который сказал об ущербности мужчин, его стихотворение «В присутствии женщин сидят». Так вот, метро, общественный транспорт вообще, все наше общежитие, особенно социалистическое общежитие, оно надолго подорвало то отношение к женщине, которое на самом деле должно быть по природе. Мужчина должен защищать женщину, мужчина должен боготворить ее только потому, что она источник его потомства. И это главное!

Рафгат Алтынбаев — экс-мэр Набережных Челнов:

— Женщине и в России, и во всем мире нелегко. Главное ее предназначение — это быть матерью, рожать и воспитывать детей. Любые социально-экономические сложности или сложности в международных отношениях в первую очередь отражаются на ней, потому что обычно именно женщины занимаются семейным бюджетом, а когда достаток в семье падает, то в душе они, конечно, плачут и страдают. Их участь в этом смысле незавидная. По моим наблюдениям, гендерная политика за последние 25 лет изменилась в пользу женщин. Женщины стали более свободными и эмансипированными. Те, которые хотят таковыми быть, у них возможность такими стать есть. Всегда были и будут женщины с большим потенциалом, которые могут и спорить, и управлять, и работать наравне с мужчиной. Сейчас уже и среди губернаторов в стране есть три или четыре женщины, есть много женщин и в политике, и в бизнесе, и они достаточно успешны в своих областях.

Женская доля всегда была тяжелая. Если взглянуть на историю, то через какие-то десятки лет повторялись то войны, то засухи, то еще какая-нибудь беда случалась. Проблем было полно. Такого, чтобы все было гладко, практически не было. Но современным женщинам, конечно же, в бытовом плане стало намного легче — на кухне комбайны, в ванне стиральные машины, есть газ, электрические питы. .. Все эти блага цивилизации дали женщине свободу. У нее появилось время, чтобы заняться собой, чтобы заняться своими детьми. В этом смысле, конечно, много чего в мире изменилось. Об этом, думаю, еще 40 — 50 лет назад мало кто и мечтал.

Главная проблема для женщины сегодня — это воспитание детей. У нас не хватает мест в детских садах, есть проблемы, связанные и с их занятостью, и со свободным временем. Женщины практически выпадают из жизни, когда сидят в декретном отпуске. Происходит ее отставание информационное в первую очередь от жизни. Когда женщина выходит из декрета, ей сложнее адаптироваться к новым реальностям. Еще одна проблема — учеба детей. Где выучить детей, вопросов вроде бы нет, а вот как их выучить — это проблема у каждой матери в понимании и в сознании, думаю, присутствует. Потому что каждая мать хочет, чтобы ее ребенок окончил институт или университет. Но не у всех это получается, не всем это, к сожалению, по карману на сегодняшний день.

«РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ БОРОЛАСЬ ЗА РАВНОПРАВИЕ. ОДНА ПОЛОВИНА ЖЕНЩИН ЗАДАЕТ СЕБЕ ВОПРОС: А ЗАЧЕМ?»

Леокадия Дробижева — руководитель центра социологии межэтнических отношений Института социологии РАН:

— Женщиной быть не трудно, если она принимает свою роль женщины, работницы, матери. По сравнению с тем, что было 20 — 30 лет назад, женская доля, конечно, изменилась. В чем-то в лучшую, в чем-то в худшую сторону. Теперь у женщин больше возможностей реализовать себя. Посмотрите, сколько женщин стали предпринимателями!

Главная проблема женщин — изменение взгляда на нее со стороны окружающих, прежде всего, конечно, мужчин. Мужчины должны понимать, что имеют дело с равным партнером, а не с человеком, который в чем-то им уступает. Все остальные проблемы у женщин такие же, как у мужчин: быстрое изменение ситуации, не всегда прогнозируемое будущее. Женщины воспринимают это особенно остро, поскольку всегда думают о детях. Скорее всего, именно поэтому в России низкая рождаемость.

Эльвира Долотказина — заместитель мэра Нижнекамска, председатель общественной организации «Женщины Нижнекамска»:

— Думаю, что за последние годы (даже если брать в расчет 25 лет) место и роль женщины в нашей стране особо не изменились. Конечно, у женщин появилась возможность не работать, если позволяет материальное положение. Или если она сама этого хочет. Надо отметить, что по-прежнему среди руководителей, общественных деятелей немало женщин. Но сейчас это количество реальное, а не по разнарядке партийных органов, как это было раньше.

Что касается бытовой загруженности женщин, надо отметить, что именно в 90-е годы стиральные машины-автоматы значительно облегчили работу по дому. Браво тому мужчине, кто изобрел это чудо-технику! В последнее десятилетие очень многие женщины сели за руль. Это сразу высвободило время! Мы стали больше успевать! Походы в магазины за продуктами теперь совсем не представляют сложности. А в остальном быт по-прежнему на плечах женщин. В чем главная наша проблема? Да нет ее — главной проблемы. Все проблемы у человека от него самого, от его внутреннего настроя. В любые времена, при любом строе надо уметь быть счастливой, радоваться каждому дню, солнцу, дождю, небу! Мы сами создаем настроение и себе, и окружающим!

Сария Сабурская — уполномоченный по правам человека в РТ:

— Я думаю, что роль женщины возросла. Это я вижу в первую очередь в том, что сегодня женщин все чаще можно увидеть во власти. Даже в Татарстане столько молодых, активных женщин стали членами правительства, столько министров, руководителей различных ведомств. Женщина теперь не только мать, которая занимается воспитанием детей, хранит домашний очаг, сегодня они руководят странами, регионами, ее допустили до власти. То есть гендерное неравенство, о котором мы говорили многие годы, сегодня, можно сказать, стирается. И вот эта женская доля сегодня по части труда в семье, в доме, конечно, стала легче.

Однако, с другой стороны, появляются другие сложности. Например, подход к воспитанию детей сегодня намного сложнее, учитывая, что еще и интернет плотно вошел в нашу жизнь, а с ним не только положительные моменты, но и негатив. Если родители учились на стихотворении Маяковского «Что такое хорошо, что такое плохо», то сегодня это сложнее объяснить ребенку, когда он с раннего возраста может и телефон в руки взять, у него и iPad. Такого ребенка и воспитывать сложнее. Да, современная техника упрощает бытовые условия женщины, но возникают вот эти сложности.

Венера Рахимова — начальник управления здравоохранения Нижнекамского муниципального района:

— За много веков сложились стереотипы о мужественности мужчин и женственности женщин. Традиционно мужчинам приписываются сила, рациональность, глубокий ум, решительность. А женщинам — интуиция, утонченность, эмоциональность, отзывчивость, коммуникабельность. Но это говорит лишь о разности полов, но не об их неравнозначности, неравноценности.

Равенство мужчин и женщин — это вопрос. Роза Люксембург боролась за равноправие. Одна половина женщин задает себе вопрос: а зачем? Другая половина радуется этому. Женщины сейчас стали более самодостаточными, уверенными в себе, многого добиваются. Другое дело, что это расстраивает мужчин. И все же древняя восточная мудрость рассматривает взаимоотношения между мужчиной и женщиной, как инь и ян, черное и белое, соединенные воедино. Само слово «пол» означает половину чего-либо, неполноценное, половину целого, и чтобы стать полноценным, должны соединиться две половины. Я думаю, что мужчина и женщина являются половинками чего-то целого, поэтому не надо спорить, а надо дополнять друг друга. Какой бы сильной ни была женщина, она всегда нуждается в мужчине, близком человеке.

Разбросанные адреса

«Дорогой Николай Анатольевич! 



… Ты снова совершил героический подвиг, приехав на 70-летний юбилей Свирской битвы. Но особенно мы преклоняемся перед твоей семьей, обеспечившей тебе такое путешествие и твое присутствие на всех мероприятиях.  



Огромное спасибо Наташе, Евгению, Илье, Сергею за заботу о своем папе, дедушке и за преданность ветеранам и памяти о тех боях. 



… 



Обнимаю Виталий Иванович

23.06.2014»

 


Это действительно было трудное путешествие для отца, ему было почти 90 лет, он не ходил, перемещался на инвалидной коляске, но у него было громадное желание участвовать в этом празднике на Свири. Как можно было отказать ему в этом стремлении! 


И мы поехали всей семьей в Лодейное Поле… 

Ветеран Н. А. Горлушкин у Братской могилы в Лодейном Поле (фотограф Огнян Дянков)


*** 


В привычном понимании семьи – муж, жена, дети, у меня сейчас нет, семья, в которой я была ребенком, закончилась несколько лет назад. Но среди моих родных понимание семьи всегда было более широким. И поэтому я человек не одинокий, у меня есть рядом родные. Раньше на праздники за столом собирались родственники, пятнадцать–семнадцать человек, не считая детей, и друзья. Теперь кровной родни поубавилось, но на праздники собираются близкие люди, родственные души, в еще большем количестве.  


Для меня мои родители были примером того, как надо строить дом – открытым для родных и друзей, хлебосольным, счастливым. Они на этих основах строили свою семью, а также построили дом на дачном участке, который теперь стал родовым гнездом.  


К сожалению, нет в Санкт–Петербурге адреса, который можно назвать основным для нашей семьи. Этих адресов много, потому что за столько лет было много событий и переездов по разным причинам членов нашей семьи.  


Свою семейную жизнь в 1952 году мои родители начали на Васильевском острове, 12 линия. Одна комната в коммунальной квартире. Жили в этой комнате втроем с бабушкой, потом появилась я.  


Мои родители, Горлушкины Николай Анатольевич и Лидия Петровна, познакомились на работе, оба работали на Ленинградском оптико-механическом объединении (ЛОМО), тогда ГОМЗ (Государственный оптико-механический завод). Они потом спорили, кто первый решил, что это знакомство на всю жизнь. Они увидели друг друга в актовом зале во время профсоюзного собрания работников завода. Мама была на сцене, вела протокол, а отец сидел в зале.  


В октябре 1952 года они поженились.


 


Это папа и мама в 1952 году, их свидетельство о браке и свадебные фотографии, на которых можно увидеть родных со стороны мамы и папы.


   


На первом снимке сидят мамина бабушка Ольга Федоровна, ее сестра Елизавета Федоровна, между женихом и невестой стоит Циммерман Федор Федорович, муж Елизаветы Федоровны. 

На втором – сидят мама невесты Елена Владимировна, отчим, Сергей Александрович Салищев, и мама, Анна Ильинична, жениха, стоит тетя Валентина Ивановна. 

На третьем снимке сидят за невестой Романовцевы Надежда Алексеевна и Николай Васильевич, стоят вторая слева двоюродная сестра невесты Маргарита и рядом с ней ее родители Николай Павлович и Евгения Владимировна Сероклиновы.


Свадьбу гуляли на квартире, где жила семья отца, пр. Римского-Корсакова, дом 97. В этой двухкомнатной квартире они поселились после войны. После возвращения из эвакуации из Новосибирска в Ленинград семья Салищевых жила в общежитии завода. Постепенно восстанавливали разрушенный во время войны город. Этот дом восстанавливал ГОМЗ, и туда заселяли своих сотрудников. Деду Сереже с семьей давали комнату и отцу, как фронтовику, также давали комнату. Баба Аня уговорила моего папу объединиться и получить отдельную квартиру на всех вместе. Так они оказались на проспекте Римскогого-Корсакова в составе: мой отец — Горлушкин Николай Анатольевич, его мама Анна Ильинична, его отчим Салищев Сергей Александрович, их сын, младший брат папы, Гурий Сергеевич, и бабушка папы Евдокия Ефимовна Семенова.  


*** 


Коленька, мой папа, родился в Ленинграде 23 декабря 1924 года, родители Анна Ильинична (1905 -2003) и Анатолий Николаевич (1902 -1942). Вместе прожили очень мало, так что про отца он почти ничего не знал, знал только, что тот был родом из Тулы, что его предки создавали гармони. В их роду мальчиков называли только Николаями или Анатолиями. Работал Анатолий Николаевич на Обуховском сталелитейном заводе. Погиб на фронте в 1942 году. 


 


  Рос Коля в районе Троицкого поля, его воспитанием в основном занимался крестный, Владимир Александрович Романовцев, которого мой отец очень любил и чтил всю жизнь. Владимир Александрович работал на Обуховском сталелитейном заводе мастером (к сожалению, каким мастером, не знаю; мы поздно понимаем, что надо узнавать о своей родне, когда живо старшее поколение, а не потом, когда поздно). Отец рассказывал, что крестный был веселым, щедрым человеком, очень любил собирать друзей, в число которых входили Анна Ильинична и ее новый муж, Салищев Сергей Александрович, отчим отца.  


  


   


   Коля 23 апреля 1928 года



Маленький Коля между крестным Владимиром Александровичем Романовцевым и матерью Анной Ильиничной, справа отчим Салищев Сергей Александрович

(стоят Романовцев Николай Васильевич и Кононова Валентина Ивановна)


Все папины родственники по материнской линии в то время жили в районах Уткиной заводи и Троицкого поля. Дед моего отца, Семенов Илья Яковлевич (1876 -1912), работал старшим мастером на Обуховском сталелитейном заводе, работал в Пушечной мастерской, считался мещанином Царскосельского уезда. Его жена, Семенова Евдокия Ефимовна (1878-1966), была домохозяйкой, растила детей — Анну, Ирину, Георгия. У нее были семь сестер (я помню только – Ирину и Наталью) и брат Петр Ефимович (1901 – 1942), он умер в блокаду. Я бабушку отца звала баба Маля, она была очень маленькой и тихой старушкой. Она, улыбаясь, любила рассказывать такую историю. Илья Яковлевич всегда обедать приходил с работы домой, к его приходу должно было быть все готово и обязательная рюмочка водки. Как-то он стал упрекать жену, что она не экономит деньги, говоря при этом, что рабочие получают меньше и живут же. Вот однажды ему жена на обед и подала картошку с селедкой. А он был гурманом в еде. Илья Яковлевич обиделся на жену, «Что ты мне подаешь?» — «Дружок, так питаются твои рабочие, будем экономить». Больше он не упрекал Евдокию Ефимовну в неумении вести хозяйство. Прадед не был жадным человеком, всегда с сочувствием относился к окружающим, в 1908 году он раздал все свои деньги рабочим. Тогда на Обуховском заводе произошло несчастье – в ночь с 11 на 12 апреля случился пожар в четвертом отделении Пушечной мастерской. Восстановили мастерскую за несколько месяцев. В этом процессе участвовал мой прадед. В архивах завода есть фотография освещения Пушечной мастерской, точно, что на этой фотографии есть Семенов И.Я., но вот, где он стоит, для меня остается неизвестным. 



Освящение Пушечной мастерской (https://dlib.rsl.ru/viewer/01003804193#)


Родителями бабы Мали были Яковлева Анастасия Ивановна, купчиха 1 гильдии (хотя в семье говорили, что Иван, т.е. ее отец, гонял скот) и Яковлев Ефим Захарович (1856 -1909). Он тоже работал на Обуховском сталелитейном заводе сталеваром, умер от холеры в 1909 году. Моя бабушка, Анна Ильинична, рассказывала, что Ефим Захарович был очень сильным – поднимал семипудовые крышки одной рукой. Его внук, Георгий Ильич (1907-1941) работал там же, только называлось предприятие тогда уже заводом «Большевик». Георгий Ильич погиб в самом начале войны, извещение пришло матери, что пропал без вести. Сохранилось его последнее и единственное письмо с фронта.  


 

                                                                           
Семенов Георгий Ильич



Анна Ильинична, Георгий Ильич и Шуренок


Вот так переплетались судьбы членов семьи: дед изготовлял пушки, а его внук, мой отец, на фронте был артиллерийским разведчиком, в свою очередь его внук Илья проходил срочную службу в ракетных войсках, в дивизии, сформированной на основе гаубичной артиллерийской бригады.   


***



Коля рядом с дедом Семеновым Ильей Яковлевичем, справа Анна Ильинична,
в центре возможно Наталья Ильинична, за ними Сергей Александрович Салищев (около 1935)


В 1937 году у семьи Салищевых появился сын – Гурий Сергеевич, младший брат моего отца.  И старший ребенок был позабыт. Конечно, его не выгнали из дома, он жил в семье, но, как рассказывал папа, любви доставалось больше братику. Было понятно, что появился ребенок от любимого человека, а папа напоминал о неудачном периоде жизни. Да и потом всю жизнь баба Аня предпочтение отдавала Гурию. А женщина она была импульсивная, властная. Домочадцам от нее доставалось. Помню, дед Сережа подарил бабе Ане на день именин (она не признавала дня рождения, только именины) 18 июля красивую чашку, но она не понравилась бабушке. Я не помню причины, почему не понравилась, мне было лет двенадцать. Но хорошо помню, как бабушка раздраженно запустила эту чашку в деда Сережу на глазах у всех гостей. Чашка разбилась, а дед Сережа старался успокоить свою Анеточку. Он был очень спокойным выдержанным человеком. Работал технологом на ЛОМО. А баба Аня никогда не работала, она была домоправительницей. Именно не домохозяйкой, домоправительницей. Все должно было быть только так, как она считает правильным.  


                                                                                                                                                       

                                                                                                                                                           

Младший брат Гурий Сергеевич, 1942 год

Может быть отцу повезло, что он вырвался из-под опеки своей матери.
 


Когда отец собрался жениться, ему было поставлено условие, что жену привести он не может. В квартире, полученной не без помощи отца, места нет. Так, взяв подушку и портфель своих вещей, отец переехал после свадьбы жить к маме на Васильевский остров.


***


Родителями моей мамы были Сазоновы Петр Андреевич (1890-1947), родился в Воронеже, и Елена Владимировна родилась в Петербурге. Познакомились они, когда бабушка со своей семьей жила в Ростове на Дону. Бабушкина семья в 1919 году уехала из Петрограда, потому что здесь было очень голодно. 



Ростов-на-Дону (около 1930)  
В центре моя мама Лидуся, справа от нее дедушка и бабушка (Никифоровы В.Н. и О.Ф.), за ней стоит ее отец, на переднем плане ее мама (Сазоновы П.А. и Е.В.)


Моя мама родилась в Ростове на Дону. Она была вторым ребенком в семье, но родилась уже после смерти сестрички, которую тоже звали Лидой.


Уже будучи в преклонном возрасте, бабушка возмущалась, что современная молодежь легкомысленна – не успели познакомиться и уже женятся. На что ее сестра, Елизавета Владимировна, рассказывала, что сама бабушка поехала в командировку и через три недели прислала родителям телеграмму – «Мама, папа, поздравьте, я выхожу замуж». Поженились мои бабушка и дедушка 23 апреля 1921 года на станции Черкасской.


 
Мои бабушка и дедушка, Сазоновы Елена Владимировна и Петр Андреевич


Дедушка Петр Андреевич был из крестьянской семьи. Его местожительством, по записи в свидетельстве о браке, была Воронежская губерния, Задонский уезд, Докторовская волость, деревня Клевцово. Он закончил только четыре класса, но, как вспоминала бабушка, очень хотел быть образованным, с ним всегда был учебник математики Магницкого. Он много читал, много знал. В период их знакомства он работал заведующим Цензурного отдела Донского ЧК. Бабушка тоже в то время была сотрудницей Донского ЧК. Дед был член партии большевиков, и партия посылала его на руководящие посты, где надо было поднимать хозяйство. Так что бабушка попутешествовала с ним по разным городам и деревням, были и в Средней Азии, пока они не приехали в Ленинград в 1936 году. Сначала приехал Петр Андреевич, а затем приехали и бабушка с моей мамой. Доказательством этого факта может служить письмо моего прадеда (Никифоров В.Н.) , написанное 13 марта 1935 г. Привожу полностью письмо, иллюстрируя его фотографиями людей, которые упоминаются в письме.



Никифоров Владимир Николаевич за работой. около 1935


«Здравствуйте дорогие деточки. Вы, наверное, крепко сердитесь на меня, но я и сам хорошо знаю, что Вас, дорогие, сильно обижаю своим молчанием. На деле же выходит, что я не так уж сильно виновен, ведь я начиная с 7 ч. утра до 5 час. всегда занят на работе и это считается хорошо, а сплошь и рядом работают до 10-11 час даже до 2 часов ночи с захватом выходных дней, примерно, вот последние три выходных дня работали с утра и до поздней ночи. Конечно, после такой работы и в моем возрасте, как мой, приходишь домой совсем разбитый и не только о детях, но и родной матери забудешь. А потому дорогие детки не будьте так строги и свой гнев перемените на милость. Вы мне также дороги и также всех люблю как будучи в Ростове, но только каждую минуту не могу с Вами поделиться радостью печалью, как я это делал в Ростове. Сейчас я второй день кончаю работу, а потому считаю себя свободным гражданином с массой свободного времени, я собрался написать хотя бы не большое письмецо. Начну со здоровья. Я себя чувствую так себе, жалею очень, что нет дорогой Ксении Прокопьевны. Часто кружится голова, колит сердце, кашляю, худею (совсем скелет). Говорят все, что это, мол, от курения. Может быть это и правда, но в таком омуте, в такой работе, я не могу найти мужества бросить.






Мамочка 1-го марта ходила на базар и, спускаясь к нам в подземелье (адрес их проживания Геслеровский пер., 3а), упала и сильно ушиблась. Не знаю, какое повреждение она себе нанесла, не то почки сдвинула, не то другое, но факт тот, что день ото дня делалось все хуже и дело дошло, что она бедняга не только двигаться и делать что-нибудь, но не могла даже без боли дышать. Лечили ее разными втираниями, но ничего не помогало, только тогда когда положили ее в кровать и запретили делать что либо, греть те места, где ушиблено, а ушиблено правый бок у ребер, ближе к позвоночнику, только тогда на третий день стало полегче. И сейчас 13 марта опять уже болтается по квартире, кашляет и болит грудь, но кашель уже не сухой с мокротой. Надеемся, что … поставим на ноги. Девочки прыгают, хотя Машенька часто жалуется на колики в сердце, хотя и не курит. Петя тоже кашляет, хотя не сильно. Мне думается, это происходит от неумения распределять обувь, когда нужно надевать сапоги, когда парусиновые туфли. Работает он тоже с утра и до ночи, и мы почти его не видим, я думаю, что о себе вам все пишет и мне распространятся нечего. Машенька служит и, видимо, довольна, а больше стала довольна как прибавили жалованье, теперь будет получать 150 р. без хлебных, а через год, когда ее стаж будет 5 лет, то ей увеличат до 175 р. Квартиру обделали, и приняла приличный вид. Были уже гости на новоселье, да гости не забывают, почти каждый день кто-нибудь да есть. Что бы Вы знали, какой ширины коридор вот Вам.



Вырезка из письма Никифорова Владимира Николаевича


Ребята комнаты поменяли, нам дали большую, себе маленькую. Наша комната длина 9 м, ширина 3 м, комната детей длина 6 м, ширина 3 м. Квартира вся отштукатурена, побелена и выглядит ничего, но сырость не как не изжевить, тем более, что в нашей комнате стоял водомер. Живем мы по-старому, бьемся, хотя и зарабатываем уйму денег, но их нет. Или мы не умеем жить или причина в том, что все приобретается на рынке не так как в Ростове, благодаря Коле и Жене мы рынок не знали, но факт тот, что сколько не зарабатывай, а денег нет и это не только у нас, слышим тоже самое от окружающих, хотя едим преимущественно картофель да капусту, а мясо два раза в месяц, когда получаешь по индустрии. Мне так неудобно перед Женечкой и Колей, ведь они столько сделали добра для нас, а я не могу даже написать им письма. И Коля писал, и Женя писала, а я все только собираюсь. Простите дорогие не вините строго старика, в душе я очень благодарен всему и ценю все, но на бумаге изливать это очень трудно, а главное нет время. Как живут дорогие мои внучата Лидочка и Риточка?


 

Лидуся и Ритуся 1930 год


Они, видно, тоже сердятся на любящего дедушку и не хотят писать. А ведь не так давно мы, кажется, были большие друзья. Попробуйте, напишите, докажите, что вы любите по-старому. Бабушка тоже часто вспоминает внучат и тоже решила, что верно забыли о ней. Да что говорить, и мамаши что-то тактику потеряли. Прежде нет-нет да и пришлют посылочишку дедушке и бабушке, а теперь если получим письмо только Петечка и точка. Ну дорогие мои простите, что натрепался, пишите. Маша вчера 12.03 сделала шестимесячную завивку на целых 25 р. Вышло хорошо и дешево. Сейчас только пришла с работы в 11,5 часов, садимся кушать, а я заканчиваю письмо. Целую Вас дорогие Леночку, Женечку, Лидусю, Ритусю и Екатерину Дмитриевну. Посылаем сердечный привет Ксении Прокопьевне и Федору Андреевичу, просим их написать хотя бы пару слов о своей жизни в Ростове. Если будете писать в Москву пишите привет дорогому Колечке, я не забыл о его любезном письме и думаю, что, в конце концов, соберусь ему ответить. Ждем всех Сероклиновых на майские праздники, ведь от Москвы до Ленинграда рукой подать. Поклон Коваленковым. Передайте наш сердечный привет Петровне, Михалычу, Поповым, всем соседям по квартире, всех кого мы знаем и кто нас знает. Вас же дорогие, милые деточки Леночка, Женечка, Лидочка и Риточка целуем вас крепко, крепко, крепко много раз, дай бог Вам силы и здоровья. Поздравляю с наступающим днем рождения дорогую Лидусюньку, постараюсь выпить за ее здоровье. 




Папа Дедушка 13 марта 1935 г. 




Приписка сбоку. Леночка, Петя получил с работы справку на обмен квартиры. Надеемся скоро увидеть вас всех здесь.»


Наконец-то они собрались в Ленинграде


Бабушкины родители Никифоровы Владимир Николаевич (1870 -1939) и Ольга Федоровна родом были из Петербурга. Прадед был гравером, очень хорошо рисовал, работал он по найму на хозяина. У них было пятеро детей Лев, Елена, Евгения, Мария, Елизавета. Все пережили блокаду в Ленинграде, только разное количество времени, кроме Евгении, которая была замужем за Сероклиновым Николаем Павловичем и жила в Москве. Ольга Федоровна, баба-мама (это тоже было моей детской придумкой – моя бабушка ее называет мамой, а мама – бабушкой, значит, баба-мама), прожила большую жизнь, она не ходила на работу, но была великой труженицей. Она прекрасно шила, и все семейство ходило в нарядах, сшитых ею. Жена хозяина, у которого работал прадед, отдавала свои наряды и из них прабабушка мастерила платья своим девочкам и себе


 


  Никифоровы Владимир Николаевич, Ольга Федоровна, Женя, Лена, Лев


 


Они с прадедом пытались заниматься бизнесом, как это сейчас бы назвали, но из их затеи ничего не получилось. Они открыли булочную, но разорились на этом деле. Хотели взять пример с сестры Ольги Федоровны — Елизаветы Федоровны, которая была замужем за немцем Циммерман Федором Федоровичем. И у них была своя булочная-кондитерская, которая была успешной и приносила доход. Эта кондитерская была на улице Некрасова. Их семья считалась в родне состоятельной. В семье Циммерман росли трое родных детей — Федор, Елизавета и Мария, и приемная дочка Тамара, которая была самой младшей в семье. Тамара Федоровна вышла замуж за Галкина Бориса Николаевича, они прожили длинную счастливую жизнь. У них были двое сыновей. Борис Николаевич был морским офицером. Эта пара всегда была жизнерадостной, у меня в памяти они всегда улыбающиеся, веселые. Тамара Федоровна была хохотушкой. В отличие от родных детей Циммерманов, которые были очень сдержанны в речах, почти всегда серьезны



Слева направо стоят: Евдокия Михайловна, не знаю, Лев Владимирович, не знаю, Владимир Николаевич, Федор Федорович Циммерман-старший

Слева направо сидят: Елизавета Владимировна, не знаю, возможно Тамара Галкина, Елена Владимировна, Елизавета Федоровна, Ольга Федоровна, Мария Владимировна

На переднем плане не знаю


****


В память о маме Ольги Федоровны и Елизаветы Федоровны осталась только фотография,

на обороте которой рукой Лили (Серебренниковой Елизаветы Владимировны) написано «Наташенька, это твоя прапрабабушка Иванова Лидия Михайловна».


К счастью о других членах семьи сохранились фотографии и семейные истории.


Елизавета Федоровна и ее сын Федор Федорович



Бабушка и мама после возвращения из эвакуации поселились на 12-ой линии Васильевского острова. Баба-мама, Ольга Федоровна, с дочками Елизаветой и Марией, ее сестра, Елизавета Федоровна Циммерман, с сыном Федором Федоровичем, который был женат на Марии Сильвестровне, и дочкой Марией Федоровной.


Федор Федорович Циммерман-младший был кадровым военным, родился в 1897 году. Он участвовал в Гражданской войне с 1918 по 1924 год, в Отечественную войну был помощником начальника штаба артиллерии по ПВО 98 стрелкового корпуса в Ленинграде. Был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I и II степеней. Женат был дважды. Первая его жена – Надежда Андреевна была врачом-гинекологом, специалистом такой жизнеутверждающей профессии, однако, участвовала в Финской компании 1939 – 1940 г.г., и была призвана в самом начале (26.06.1941) Отечественной войны на фронт. Она была в звании майора медицинской службы начальником Эвакоотделения санитарного поезда, награждена Орденом Красной Звезды. Это действительно была «железная» женщина. Я не знаю причины развода с дядей Федей, но хорошие отношения они сохранили до старости, Надежда Андреевна бывала на семейных праздниках. Я ее запомнила резковатой, с хриплым от курения голосом, притягивающей внимание за столом к себе. Вторая дяди Федина жена была полной противоположностью первой, мягкая, домашняя, тихая.


И здесь есть удивительные переплетения. Дядя Федя и его сестра учились в «Петришуле», когда праздновался 200-летний юбилей школы. А я была почетным гостем на праздновании 300-летия школы (222 школа Невский 22/24), в которой училась десять лет. Там же учился мой брат.


На 12-ую линию Васильевского острова должен был приехать и дедушка. Но пожить ему в этой квартире не удалось.  


Дед был очень сильным физически человеком. Бабушка рассказывала историю кровати. Она увидела идущего по улице деда с металлической кроватью в руках. Кровать представляла из себя металлическую сетку, натянутую на раму, и металлические спинки. Все аккуратно было связано веревками, и дед нес ее как чемодан. Принес домой, поставил к стене, бабушке на следующий день было ее не сдвинуть с места. Эту кровать помню и я. Она у нас «доживала» на даче. Чтобы ее переставить, необходимы были два мужчины. Дед мог скрутить гвоздь руками, разогнуть подкову. Но перед самой войной его здоровье было подорвано, открылась язва желудка, голод в Ленинграде, трудности жизни в эвакуации (на фронт его не взяли), совсем расстроили здоровье. Бабушке и маме удалось вернуться в Ленинград из эвакуации в конце 1945 года. Сделали вызов деду, но состояние здоровья не позволяло двинуться в путь. И только в 1947 году, когда он вернулся в Ленинград, из поезда его уже выносили на носилках. Через несколько дней в больнице он умер.


***


Мамин дядя, Лев Владимирович (1896 -1964), служил в штабе Ленинградского фронта. Его жена Евдокия Михайловна, в девичестве Коврижкина, всю блокаду проработала в штабе машинисткой. У нее был сын от первого брака Сергей, которого дядя Лева усыновил. В семье рассказывали, что ее мужем в первом браке был офицер-белогвардеец. Он погиб, тетя Дуся осталась с младенцем на руках. И вышла замуж за красного командира.



Никифоровы Лев Владимирович, Евдокия Михайловна и Сережа


Они после войны жили на Курляндской улице, была у них одна комната в коммунальной квартире. Мы ходили к ним в гости. Когда поворачивали на улицу, сразу появлялся запах дрожжей, там поблизости была фабрика по производству дрожжей. Нас всегда принимали очень радушно. Я помню небольшую комнату с металлической кроватью, на которой лежала гора подушек. Круглый стол посреди комнаты и зеленый матерчатый абажур над ним. А на стенах висели картины, которые писал Лев Владимирович. Мне запомнились портрет Сергея Львовича в военной форме, он был кадровый военный, и копия картины В. Э. Борисова-Мусатова «У водоема». 


***

Коммунальная квартира на В.О. моими родственниками вспоминалась как кошмарный сон из-за соседки. Немного спокойней стало, когда появился после женитьбы мой папа. Одна комната в коммунальной квартире. Жили в этой комнате втроем с бабушкой, потом в 1955 году появилась я. Трудности во взаимоотношениях с соседкой, малая площадь подтолкнули к обмену, и в 1956 году переехали на Моховую улицу. Второй этаж, напротив глазной клиники. Тоже коммунальная квартира, но здесь уже стало две комнаты. Соседями по квартире были три семьи, которые состояли в родстве. Эти соседи были замечательные люди. Старшие работали на киностудии Ленфильм, были режиссерами–документалистами Масленниковы. Их дети Ника и Гарик были взрослыми людьми. Больше всех я запомнила Лидию Ивановну, потому что другим соседям было некогда общаться с малышней, а она находила время. Мама вышла на работу, когда мне было три месяца. Занималась мной бабушка. Иногда Лидия Ивановна оставалась со мной, чтобы бабушка могла сделать дела по хозяйству. Лидия Ивановна была дружна с моими родителями и после нашего переезда на новую квартиру.  


Она мне подарила телефонный аппарат, настоящий. Эта черная «коробочка» стояла на подоконнике в комнате и была моей любимой игрушкой с трех лет. Я садилась на подоконник, он был очень широкий, и часами «разговаривала» по телефону. Как рассказывали родители, на меня было очень интересно смотреть во время этих разговоров. Телефон не был подключен к сети, это действительно была «коробочка». Но я говорила с подружками, которых сама придумала. Их звали Люнушка и Пекалка. Эти разговоры превращались в маленькие спектакли, потому что я могла заразительно смеяться, рассказывая о чем–то своем, погрустить, как бы слушая ответы. Этого я не помню, об этом рассказывала мама.

                                                                                                                                                                              Моя первая ёлка. 1955 г.

Только помню громадный подоконник и большое окно, за которым можно было наблюдать много интересного: людей, редкие машины, лошадей с тегами, на которых привозили овощи в магазин. Да, да в конце пятидесятых годов в Ленинграде использовали в качестве транспорта лошадей. Меня однажды на Литейном проспекте чуть не укусила лошадь, спасибо, увидел прохожий и отдернул меня к стене дома. Это помню. Я испугаться не успела, а бабушка, с которой мы шли, испугалась не на шутку. 


Еще помню, как перед Новым годом, 1959, папин друг привез елку. Папа был в командировке и попросил его доставить нам большую елку. Друг привез из леса ель, которая с тротуара улицы макушкой достала до окна нашего второго этажа. Этой ели хватило поставить у нас в комнате, и из обрубленных веток соорудить еще одну елку у соседей.


Мне нравилась жизнь в этой большой квартире. Все меня любили.                                                                           

Вот однажды мама на несколько дней пропала. А потом появилась с орущим пакетом. Мне сказали, что это мой братик. Меня переселили в бабушкину комнату, и только при взрослых пускали посмотреть на что-то сопящее, крепко спеленатое в моей кроватке. В 1960 году родился братик Женя. Родители опять задумались о переезде.


Наш новый адрес, куда переехали в ноябре 1960 года и где мы прожили больше сорока лет, это набережная канала Грибоедова, дом 8. Дворовый флигель, четвертый этаж. Мы съезжались с бабушкиной сестрой Елизаветой Владимировной Серебренниковой. Наша квартира теперь была отдельной! Мы все были родственниками, у нас не было чужих соседей. Здесь было три комнаты и темная кухня, т. е. без окна. Справедливости ради надо сказать, что въезжали мы в квартиру, которая имела две комнаты и светлую кухню, но по остальным трем этажам кухни были перенесены в широкий темный коридор, поэтому и мои родители сделали аналогично. Иначе нам было бы не разместиться в двух комнатах – нас было шестеро. И бабушкина сестра съезжалась с нами только на условии того, что у нее будет отдельная комната. 


Елизавета Владимировна (1907 — 2007), была младшим ребенком в семье. 

Она прекрасно рисовала, поступила в Ростовскую художественную школу (1926–1928 г.г.), где училась вместе с Вучетичем Е.В., но оставила учебу из-за трудного финансового положения в семье. Пошла работать. В 1933 году уже после возвращения в Ленинград начала работать в Государственном гидрологическом институте, где и проработала всю жизнь до выхода на пенсию в 1962 году.


В 1936 году она вышла замуж, за Серебренникова Николая Ниловича, но прожили они вместе очень мало. Он был врач, погиб на фронте в Финскую компанию в 1939 году.



Работая в ГГИ картографом, во время войны составляла карты для фронта. Работать приходилось очень много. Как она вспоминала, сделает карту, а ей уже несут следующую, немцы заняли рубеж, нужно срочно рисовать новые места. И она чертит опять и опять. Жили они со своей мамой во время войны в Басковом переулке, а на работу ходила на 2-ю линию Васильевского острова. Эвакуировалась в августе 1942 года, пережив самую страшную зиму. Приехав в Свердловск, продолжила работу картографа в отделении ГГИ Свердловска. Говорила, что не уехала бы из Ленинграда, если бы не ее мама и сестра Мария.



Елизавета Владимировна и Мария Владимировна 13 января 1929 года


Елизавета Владимировна и Мария Владимировна после войны жили с мамой на Гороховой улице. Не стало Машеньки, не стало Ольги Федоровны, и моя бабушка очень беспокоилась за свою младшую сестру. Так мы съехались.


*** 


Итак, наша семья живет на набережной канала Грибоедова, дом 8 в составе шести человек.

Мы были обычной ленинградской семьей. Праздновали праздники со всей страной: 7 ноября и Первое мая. Очень любили Новый год. В нашей семье каждый год наряжалась елка. Под елкой лежали подарки. Мы с братом очень долго верили в Деда Мороза. Родители создавали для нас удивительную сказку. 31 декабря мы с братом ставили у входной двери ботиночки, а утром находили возле них подарки. Сказка разрушилась, когда мне было уже одиннадцать лет. Родители ушли праздновать Новый год в компанию, а бабушка решила нас порадовать и положила подарки под елку. Мы порадовались этим подаркам, а потом как всегда пошли ставить ботиночки к двери. Бабушка растерялась и сказала, что Деда Мороза нет. Я тогда очень плакала. Но ежегодные подарки под елкой продолжаются до сих пор. Елка теперь искусственная, но дух ожидания чуда в семье остается всегда.  


Праздновали в семье Пасху и Рождество. В детстве Пасху я называла вкусным праздником. Каждый год пекли куличи и делали пасху. Красили пасхальные яйца только кисточками и акварельными красками. Это был удивительный ритуал, когда семья собиралась за столом и красила яйца. И эти удивительные по красоте произведения потом ложились на тарелку. Ели куличи с пасхой всегда только в воскресенье. В моей кулинарной книжке лежит рецепт кулича и пасхи написанный от руки мамой в 1966 году, с исправлениями 1970 года. До сих пор я пеку по этому рецепту. Конечно, также впоследствии делала корректировки, теперь просто найти необходимые продукты, они доступны по цене. А раньше найти в магазине свежие дрожжи было проблемой. Сколько сил уходило найти творог без крупинок! А иногда просто купить этот творог оказывалось почти неразрешимой задачей.

Наташа и Женя. 1963 г.

 Но чтобы не происходило, как бы плохо не жили мои родные, на Пасху должно быть все лучшее. Так завел прадед и воспитал своих детей в почитании этого праздника, так это благоговение к празднику передается через поколение.    

                                                                                                                                                               

А в 1965 году впервые
всенародно отмечали День Победы. Наша семья не была исключением и праздновала
этот день вместе со многими согражданами. Да и как не праздновать
— ленинградская семья. Отец провёл на фронте два года. Мама – труженица тыла, работала на номерном заводе:
сначала, в буквальном смысле, на лестничной площадке, а после получения
паспорта была допущена в отдел. Бабушка – трудилась в после эвакуации блокадного города, ее сестра – блокадница, также продолжала работать.  

У каждого из них был свой вклад в победу, но в семье
на праздновании 9 мая главным всегда был воин. Мама говорила, что у нее во
время войны была крыша над головой, а отец был под пулями.



Юная
Лидочка тоже побывала под пулями. Она после окончания учебы в школе поехала в
гости к Евгении Владимировне Сероклиновой, тете Жене, в Москву
21 июня 1941 года. Начало войны ее застало в Москве у родственников. Потом они:
моя мама, ее тетя и двоюродная сестра, Ритуся, вместе эвакуировались в
Сталинград, там жили родственники Сероклинова Николая Павловича, мужа тети
Жени. И при приближении немцев к Сталинграду, когда уже шли бои на подступах к
городу, эвакуировались дальше на Урал. Уходили на баржах по Волге, немецкие
самолеты их обстреливали. И только в Свердловске, ныне Екатеринбург, она
встретились со своими родителями, куда те эвакуировались из блокадного
Ленинграда в октябре 1941 года вместе с Государственным гидрологическим
институтом, где бабушка работала копировщицей. В годы войны ГГИ, как и вся
Гидрометеорологическая служба, стал военной организацией в составе Главного
управления Гидрометеорологической службы Красной Армии (ГУГМС КА). Институт был
эвакуирован в тыл, в Свердловск, где его сотрудники вместе с эвакуированной
туда же группой сотрудников Главной геофизической обсерватории развернули под
руководством В. А. Урываева большую работу по подготовке по заданию Генштаба
Красной Армии справочных пособий по климату и водному режиму для театров
военных действий на суше и на море.

***

«Первый запах «боевого» пороха мне пришлось понюхать в
Изюме, — вспоминал отец, — Я и Семен Башкирцев шли по улицам города к месту
наблюдательного пункта батареи. В это время над городом появилась «рама». Так
называли немецкий самолет-разведчик. Мы услышали свист и бросились на землю к
столбу. В этот момент раздался разрыв бомбы. Донесся запах пороха, нас обсыпало
мелкими камушками и землей. Через некоторое время мы встали, потирая лбы.
Оказалось, что мы ударились о столб. 

 
Старший сержант Николай Горлушкин и Семен Башкирцев

За ночь нам надо было оборудовать наблюдательный
пункт. Грунт был каменистым, работа шла не очень споро. К утру оборудовали землянку,
а днем немцы попробовали ее прочность. Тогда мы поняли, что в ней не очень
«уютно» во время арт-обстрела. Зато в следующую ночь никого не пришлось
убеждать, оборудовали такие укрытия, что никакие арт-обстрелы и бомбежки не
страшны.»

Не страшны!? Отца на встречах в школах часто
спрашивали: «Вам было страшно на войне?» Наверное, ждали ответа, что было не
страшно, что ничего он не боялся. Но он отвечал, что было страшно. И пояснял
этот ответ так: «Боишься. Все люди боятся, когда постоянно пули свистят. Но у
тебя есть долг, который ты должен выполнить. Постепенно этот страх проходит,
понимаешь, что отворачиваться от пули бесполезно, она попадет, если суждено.
Страшно становится еще и от самих условий, когда у тебя нет крыши над головой,
весь день в окопе, под дождем, снегом, пулями. Все перемешивается. Баня в
полевых условиях – котелок горячей воды и зимой, и летом. Нательное белье
окунают в котел с горячей водой, подержат там какое-то время, а потом прямо так
сырое выдают обратно. А когда февральские морозы. Бодрость духа, куда уж тут
без нее».


Бодрости духа отцу было не занимать всю жизнь. К
пятидесяти годам он практически оглох, но научился читать по губам. Когда стало
невозможно передвигаться на своих ногах, они его не слушались, команды из
головы не поступало (кто знает, может быть и этим недугом его догнала война),
он потребовал найти самоходную коляску. Он считал, что самостоятельно будет
передвигаться и по улице. Самостоятельно далеко не ездил, но с
помощью детей расстояния преодолевал большие.

О контузиях он рассказывал легко, порой с улыбкой,
иногда посмеиваясь над собой же. Вот как запомнились его рассказы. 

Было три контузии. В конце второй декады июля 1943
года после артподготовки началось наступление. Бои были тяжелыми, упорными,
немецкую пехоту хорошо поддерживала авиация.


Для осуществления связи передовых частей и артиллерии
с целью корректировки артиллерийского огня старший сержант Горлушкин Н.А. был
направлен с разведчиком и радистом в пехотное подразделение. Во второй половине
дня они с разбитой рацией вернулись на НП батареи. Рассказали, что попали под
бомбежку у пасеки в районе пос. Долгень. После недлительного пребывания на НП и
замены радиостанции, они снова отправились вперед на связь с пехотным
подразделением. Через две недели группа вернулась в свое подразделение. Все это
время у отца болела голова из-за контузии. Это была его первая контузия.


Он вспоминал: «Было у меня три контузии, одна из
которых от своих же. Тогда шли учения. Длились они 2 часа 45 минут,
артиллерийская подготовка, и разведчикам делать было нечего. Я решил пойти
поспать. Тяжело столько на ногах. Поэтому уже даже грохот вокруг не мешал.
Проснулся, решил вылезти изо рва, посмотреть, что там наверху. Стал вылезать, а
в это время шла самоходная пушка, танк самоходный. Так он взял и выстрелил. У
меня контузия, взрыв-то сильный был. Они извинялись передо мной, что не
заметили. Но я все равно из боя после этого не ушел. У нас стояла задача:
переправиться».

Техника не справлялась, а люди могли все

А переправляться через водные преграды приходилось не
раз.



Вот мы и
ехали на встречу ветеранов на реку Свирь, в Лодейное Поле, где были бои,
участником которых был отец. Как
рассказывал отец, после артподготовки на противоположном берегу, где был лес, были только отдельные стволы. И началась переправа
наших войск через Свирь. Из Карелии папа прислал родным открытку, но ее
содержание теперь уже не восстановить, все было стерто. Кто  и когда
уничтожил текст, не знаю. Одно можно утверждать, что не армейская цензура.

На встрече ветеранов в 2009 году ветераны-артиллеристы
вспоминали, что во время празднования 40-летия победы на Свири к ним подошли и
бросились перед ними на колени ветераны-десантники, которые участвовали в
переправе в первых рядах, — «Вы спасли нам жизни!»

 Боевые друзья на встрече в Лодейном Поле 1984 год
(Горлушкин Н.А., Полушин С.И. и Башкирцев С.А. с женами)

После следующей переправы отец был награжден медалью
«За отвагу», в наградном листе было отмечено, что в течение 30 часов он
бессменно вел под огнем противника наблюдение и разведывал важные цели. Это
было на Днестре.

За проявленное геройство во время форсирования Дуная,
обеспечения продвижения вперед пехотных подразделений, преследования противника
и обеспечение разведывательных данных о боевой технике противника и уничтожение
ее 7-й бригадой, в составе которой был и мой отец, начальнику разведки полка
капитану Кулешову Анатолию Афанасьевичу присвоено звание Героя Советского
Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Этим человеком отец
всегда восхищался и рассказывал о нем в превосходной степени.

Всегда восхищался… Да, папа восхищался всегда, но
нам-то о войне и своих друзьях-однополчанах очень долгое время после войны он
ничего не рассказывал. Мы с братом были маленькие, а на мамины расспросы он
отмахивался или просто молчал. А по ночам первые годы их совместной жизни
кричал, корректировал огонь, вспоминала мама. Но когда он начал встречаться с
однополчанами, у него прорвались воспоминания. Постепенно он восстанавливал
свой путь на фронте. И уже внуку повезло, он слушал рассказы деда о войне. И эти рассказы всегда заканчивал словами: «Только бы
вам не пришлось это пережить!»


Он говорил, что они через многое прошли и повидали они
за эту войну. «Было страшно, холодно, тяжело. Но это только сплотило
нас. Мы стали друг другу как братья. Сейчас нас осталось
немного из нашей дивизии. Но мы с радостью, кто может, видимся. Один мой боевой
товарищ в Выборге живет, так вот он говорит: «Ты у меня — самый близкий
человек». А собранность и подтянутость помогают и сегодня. Я до
сих пор, например, ничего не могу начать делать, пока утром кровать не
застелил».

Когда отец говорил эти слова, было ему 88 лет. 

Его не стало в марте 2016 года. Последние пять месяцев
он лежал. Ему было трудно справляться с недугом. Но его бодрость духа помогали
не впасть в отчаяние. До последней минуты он был в полном разуме. С восьмым
марта он поздравил нас: дочку и невестку, дав денег и поручение – купить
одинаковые подарки. Он всегда был внимательным к родным и друзьям. Он был очень
хорошим отцом. Мне вообще повезло с родителями. А какой замечательной женщиной
была мама, она умела улаживать любые конфликты. Недаром мои родители прожили
вместе 52 года.

                                                                                                                       

Портрет Горлушкина Н. А., художник Черных А.В., 2016 год

Наталия Николаевна Горлушкина, доцент, ст. науч. сотр., канд. техн. наук, доцент Университета ИТМО, почетный работник высшей школы РФ

Экономика идей | WIRED

Несколько лет назад в «Бюллетене ученых-атомщиков» был рисунок, который прекрасно проиллюстрировал этот момент. На рисунке грабитель направляет свое оружие на человека в очках, который, как вы могли подумать, мог иметь много информации, хранящейся в его голове. «Скорее, — приказывает бандит, — расскажи мне все свои идеи».

Информация должна двигаться.

Говорят, что акулы умирают от удушья, если перестают плавать, и то же самое почти верно в отношении информации.Информация, которая не движется, перестает существовать как нечто, кроме потенциального … по крайней мере, до тех пор, пока ей снова не позволят двигаться. По этой причине практика накопления информации, распространенная в бюрократии, является особенно ошибочным артефактом физически обоснованных систем ценностей.

Информация передается путем распространения, а не распространения.

Способ распространения информации также сильно отличается от распределения физических товаров. Он движется больше как что-то от природы, чем от фабрики.Он может объединяться, как падающие домино, или расти в обычной фрактальной решетке, как иней, растекающийся по окну, но его нельзя перемещать, как виджеты, за исключением тех случаев, когда он может содержаться в них. Он не просто движется вперед; он оставляет след везде, где был.

Основное экономическое различие между информацией и физической собственностью состоит в том, что информация может передаваться, не оставляя во владении первоначального владельца. Если я продам тебе свою лошадь, я не смогу ездить на ней после этого.Если я продам вам то, что знаю, мы оба это узнаем.

II. ИНФОРМАЦИЯ — ЭТО ЖИЗНЕННАЯ ФОРМА

Информация хочет быть свободной.

Стюарту Брэнду обычно приписывают это элегантное утверждение очевидного, которое признает как естественное желание раскрыть секреты, так и тот факт, что они могут быть способны обладать чем-то вроде «желания» в первую очередь.

Английский биолог и философ Ричард Докинз предложил идею «мемов», самовоспроизводящихся паттернов информации, которые распространяются по экологии разума, паттерна воспроизводства, во многом схожего с таковым у форм жизни.

Я считаю, что они являются формами жизни во всех отношениях, кроме их свободы от атома углерода. Они самовоспроизводятся, они взаимодействуют со своим окружением и приспосабливаются к нему, они мутируют, они сохраняются. Они развиваются, чтобы заполнить пустые ниши своей локальной среды, которыми в данном случае являются окружающие системы верований и культуры их хозяев, а именно нас.

В самом деле, социобиологи, такие как Докинз, приводят правдоподобный аргумент в пользу того, что формы жизни, основанные на углероде, также являются информацией, что, поскольку курица — это способ яйца сделать еще одно яйцо, весь биологический спектакль — это всего лишь средство молекулы ДНК для копирования большего. информационные строки точно такие же, как и он сам.

Информация тиражируется в трещинах возможности.

Подобно спиралям ДНК, идеи являются неумолимыми экспансионистами, всегда ищущими новые возможности для Lebensraum. И, как и в природе, основанной на углероде, более здоровые организмы чрезвычайно искусны в поиске новых мест для жизни. Таким образом, как обычная комнатная муха проникла практически в каждую экосистему на планете, так и мем «жизнь после смерти» нашел свою нишу в умах большинства людей или психоэкологий.

Чем более универсально резонансная идея, образ или песня, тем больше умов они войдут и останутся внутри.Пытаться остановить распространение действительно надежной информации так же просто, как удержать пчел-убийц к югу от границы.

Информация хочет измениться.

Если идеи и другие интерактивные образцы информации действительно являются формами жизни, можно ожидать, что они будут постоянно развиваться в формы, которые будут более идеально адаптированы к их окружению. И, как мы видим, они делают это постоянно.

Но в течение долгого времени наши статические материалы, будь то резьба по камню, тушь на бумаге или краска на целлулоиде, сильно сопротивлялись эволюционному импульсу, повышая, как следствие, способность автора определять готовый продукт.Но, как и в устной традиции, оцифрованная информация не имеет «окончательной версии».

Следующая экономия идей

Думайте о Сети как об экосистеме. Это великий тропический лес форм жизни, называемых идеями, которые, как и организмы — те модели самовоспроизводящейся, развивающейся, адаптивной информации, которые выражаются в углеродных клубках, — требуют существования других организмов. Представьте себе задачу написать песню, если вы никогда ее не слышали.

Как и в биологии, то, что было раньше, становится компостом для того, что будет жить дальше.Более того, когда вы покупаете — или, если на то пошло, «воруете» — идею, которая впервые сформировалась в моей голове, она остается там, где выросла, и вы никоим образом не уменьшаете ее ценность, делясь ею. Напротив, моя идея становится более ценной, поскольку в информационном пространстве между вашей и моей интерпретацией могут расти новые виды. Чем больше таких пространств существует, тем плодороднее, тем больше экология разума.

Я также могу представить себе великую электронную нервную систему, создающую совершенно новые модели творческой ценности, где ценность заключается не в артефакте, который статичен и мертв, а в реальном искусстве — живом процессе, который оживил его.Я бы много отдал, чтобы присутствовать, так как, скажем, Битлз росли свои песни. Я бы отдал даже больше за участие. Одна из причин, по которой Deadheads были настолько одержимы живыми концертами, заключалась в том, что они и участвовали каким-то странным, таинственным образом. Им было позволено увидеть, как личиночные зачатки песни вываливаются на сцену, мокрые и уродливые, и они могли способствовать их росту.

В будущем, вместо бутылок с мертвым «содержимым», я представляю себе определяемые электроникой места, где умы, обитающие в телах, разбросанных по всей планете, допускаются либо по подписке, либо по билету за раз, в присутствие в реальном времени. творческого акта.

Я представляю, как реальное повествование возвращается. Рассказывание историй, в отличие от односторонней асимметричной вещи, носящей такое название в Голливуде, требует большого участия. Вместо того, чтобы сидеть там «зритель», опустив рот, держась за бутон одной рукой, в то время как телевизор дует в него ядовитой электроникой, я представляю, как люди действительно вовлечены в процесс и вполне готовы за это платить.

Это не требует особого воображения, поскольку именно это сейчас поощряет хороший оратор. Лучшие из них не разговаривают с аудиторией, но с ними , создавая святилище разрешения, где что-то на самом деле происходит . Прямо сейчас это должно происходить в мясном пространстве, но огромная популярность чатов среди молодых выходцев из киберпространства предвещает более богатые электронные зоны, в которых задействованы все чувства. Люди будут платить за то, чтобы быть в этих местах, и тем, кто умеет делать их увлекательными, будут много платить за их разговорные навыки.

Я представляю, как в этих местах растут новые формы кино, где люди бросают новые вещи в тушеное видео. Тем, кто достаточно хорош, остальные будут платить за съемку, продюсирование, организацию и монтаж.

Люди также будут платить за то, чтобы впервые попробовать свежий материал, как это доказывает Стивен Кинг, публикуя романы в сети. Чарльз Диккенс давно доказал то же самое, применив экономическую сериализацию. Хотя Диккенса раздражало то, что американцы игнорировали его британские авторские права, он приспособился и разработал способ в любом случае получать деньги, проводя публичные чтения его работ в США. Художники и писатели будущего приспособятся к практическим возможностям. Многие это уже сделали.В конце концов, они творческие люди.

Заманчиво думать о том, насколько больше свободы будет для истинно творческих людей, когда по-настоящему циничные будут исключены из игры. Как только мы все откажемся от наших идей как формы собственности, индустрии развлечений больше нечего будет у нас воровать. Встречайте нового босса: без босса.

Мы можем установить удобные и интерактивные отношения с аудиторией, которая, будучи людьми, будет гораздо более этически склонна платить нам, чем когда-либо были магнаты.Что может быть более сильным стимулом для творчества, чем это?

Мы выиграли революцию. Все кончено, но судебный процесс. Пока это затягивается, пора приступить к построению новых экономических моделей, которые заменят то, что было раньше. Мы не знаем точно, как они будут выглядеть, но мы знаем, что на нас лежит огромная ответственность быть лучшими предками: то, что мы делаем сейчас, вероятно, определит продуктивность и свободу 20 еще не родившихся поколений художников. Так что пора перестать строить догадки о том, когда придет новая экономика идей.Это здесь. Теперь наступает сложная часть, которая также оказывается самой интересной: заставить ее работать.

5 больших идей для новой экономики

Наступает захватывающий момент, когда некоторые из допущений, которые долгое время управляли нашей экономикой, начинают рушиться. Есть вероятность того, что мы сможем выйти из этой рецессии с новой концепцией того, что такое экономика, кому она служит и как работает.

Размышляя об истории, мы знаем, что моменты для настоящего переосмысления экономики редки.Таким моментом стала замена меркантилизма либеральной экономической теорией. Кейнсианская революция была другой. Но куда нас приведет нынешний кризисный момент? Удастся ли нам создать новую экономику? Какие идеи и решения позволят нам перейти к новой экономической парадигме? И как именно будет выглядеть новая экономика?

Куда нас приведет нынешний кризисный момент? Удастся ли нам создать новую экономику?

Истина в том, что именно нам решать, что должно быть в меню нового экономического мышления; какие идеи приживаются, какие решения обретают силу. Стремясь еще больше стимулировать подобную дискуссию, мы синтезировали пять основных идей, которые, по нашему мнению, призваны стимулировать новые экономические подходы. В ближайшие несколько месяцев мы будем более подробно изучать эти идеи на сайте Co.Exist и надеемся на оживление дебатов и дискуссий.

Несколько недель назад Белый дом организовал форум по «инсорсингу» — идее сохранения рабочих мест, которые обычно уходят за границу в Америке, — с целью вернуть рабочие места в Соединенные Штаты и стимулировать местную и региональную экономику.Это был интересный трюк, в котором инсорсинг и местное производство были подчеркнуты над логикой сравнительного преимущества (что лучше заплатить кому-то за границей, чтобы он сделал что-то, что не стоит времени американского рабочего), что так долго оправдывало аутсорсинг. практики. Теперь, похоже, мы начинаем осознавать преимущества местного производства. Но как стимулировать местную экономику, не подрывая глобальную торговлю? Инвестируя на местном уровне, сводим ли мы к минимуму экономическую взаимозависимость и создаем искусственные компромиссы между местными и иностранными сообществами?

Примечание редактора

Это некоторые из наших ранних гипотез новой экономики.Но нам также интересно услышать от читателей о том, как, по их мнению, экономика может адаптироваться в ближайшие годы. Какие идеи, по вашему мнению, будут центральными в новой экономике? Какие старые экономические практики вы хотели бы видеть отмирающими? Считаете ли вы, что нас ждёт смена парадигмы или просто более постепенная корректировка? И, наконец, каково ваше видение экономики будущего? Присоединяйтесь к обсуждению, комментируя этот пост, или озвучивайте свое мнение через твиттер (@FastCoExist, @alexaclay или @joncamfield и используйте хэштег #neweconomy).Авторы учтут эти мысли, продолжая писать о новой экономике в ближайшие месяцы.

В Интернете появилась новая локальная система, основанная на рынках и тематиках, а не на географических территориях. Ваша покупка Etsy или инвестиции на Kickstarter могут быть не для вашего сообщества, но, скорее всего, для предпринимателя, который строит малый бизнес в другом сообществе. Он децентрализует даже концепцию устойчивости сообщества, позволяя предпринимателям выходить на более крупные рынки, возрождая собственную местную экономику.

Биткойн вызвал взрыв интереса к альтернативной валюте. Но чему подход и масштаб Биткойна могут научить нас о будущем таких валют? Несмотря на то, что Биткойн был успешным, движение местной валюты никогда по-настоящему не укоренилось. Например, BerkShares или бристольский фунт остаются важными символами альтернативных валют, но насколько практичны такие подходы? Между тем, движения социальных валют, такие как банкинг времени (буквально, люди обменивают время, а не денежные товары или услуги), также демонстрируют потенциал для перехода общества к сообществам обслуживания.

Разочарованные неспособностью крупных корпораций или правительств создавать рабочие места, многие люди находят способы применить дух «сделай сам» к созданию рабочих мест, творчески исследуя способы улучшения своей жизни в экономике. Так, например, вместо того, чтобы страдать от безработицы, многие молодые люди становятся предпринимателями, вкладывая средства в рабочие места для себя и других. Или посмотрите на партнерство Starbucks с Opportunity Finance Network, где они используют пожертвования клиентов в микрофинансовые инвестиции для создания рабочих мест.На каждые пожертвованные 3000 долларов создается или поддерживается одно рабочее место.

Признание того, что страны не стали счастливее по мере того, как они стали богаче, заставило многих усомниться в идее «рост ради роста». На самом деле, наше упорное стремление к экономическому росту подрывает нашу способность использовать природные ресурсы на устойчивой основе, а также устойчивость и процветание сообществ по всему миру. По словам Пола Хокена, «у нас есть экономика, в которой мы крадем будущее, продаем его в настоящем и называем это ВВП.”

Экономика идей и интеллектуальной собственности

Аннотация

Инновации и внедрение новых идей имеют фундаментальное значение для экономического прогресса. Здесь мы исследуем экономику, лежащую в основе рынка идей. С позитивной точки зрения мы исследуем, как такие рынки функционируют с вмешательством государства и без него. С нормативной точки зрения мы исследуем подводные камни существующих институтов и способы их улучшения. Мы выделяем недавнее исследование, проведенное нами и другими, оспаривающее представление о том, что правительственные награды за монополию на патенты и авторское право являются «способом» обеспечить соответствующие стимулы для инноваций.

Центральным моментом в понимании рынка идей и стимулов для принятия новых идей является понимание того, чем идеи могут отличаться от других товаров. Отправной точкой экономического анализа инноваций является признание того, что экономически значимая единица является копией идеи. То есть, как правило, существует множество копий идеи в физической форме, такой как книга, компьютерный файл или часть оборудования, или в форме знаний, воплощенных в людях, которые знают и понимают идею.Только эти копии имеют значение, во-первых, в том смысле, что, если бы все они были удалены, идея больше не имела бы никакой экономической ценности, и, во-вторых, в том смысле, что копии являются чрезвычайно хорошими заменителями друг друга: идеи есть оригинал или сотый экземпляр, это одинаково экономически полезно. Таким образом, с точки зрения функционирования рынков, права собственности на копии идей гарантируются обычными законами против воровства: то, что обычно называют «интеллектуальной собственностью», защищает не право собственности на копии идей, а скорее монополию на как другие люди используют свои копии идеи.

Общепринятая юридическая и экономическая мудрость утверждает, что конкурентные рынки не подходят для торговли копиями идей, поскольку идеи по своей сути отличаются от других экономических товаров. По большей части эти аргументы неверны. Однако есть одно измерение, в котором экономисты согласны с тем, что идеи существенно отличаются от других товаров: первая копия идеи обычно должна быть произведена как единая неделимая единица. Например, две первые половины книги не могут заменить ни первую, ни вторую половину.Хотя большинство товаров в некоторой степени неделимы, в количественном отношении неделимость имеет решающее значение для идей. В большей части экономической литературы, особенно в работе Ромера (1), стоимость этой неделимости упоминается как фиксированная стоимость, чтобы подчеркнуть тот факт, что она оплачивается один раз, независимо от того, сколько копий будет выпущено позже. Ключевой экономический вопрос, который возникает при этом, заключается в том, есть ли на конкурентных рынках адекватный стимул для создания первой копии идеи. Более ранняя работа, такая как работа Ромера (1), предполагает, что, поскольку после того, как фиксированные затраты понесены без правовой защиты, продажи происходят по предельным расходам, не оставляя прибыли для возмещения фиксированных затрат, ответ на вопрос отрицательный; без правовой защиты нет достаточных стимулов к инновациям.Однако мы отмечаем, что это так, только если предположить, что либо предельные издержки равны нулю (копии идей являются совершенно неконкурентоспособными товарами), либо ограничения мощности не являются обязательными даже сразу после того, как инновация имеет место. В действительности и в разрабатываемой нами теории копии идей являются конкурирующими товарами, и, как правило, существуют ограничения в возможностях; следовательно, если новатор и его конкуренты не смогут мгновенно наводнить рынок копиями, идеи всегда будут приносить некоторую ренту их создателю.Это порождает другую теорию, согласно которой инновации могут возникать или не возникать на конкурентных рынках в зависимости от размера начальной неделимости или фиксированных затрат, скорости наращивания производственных мощностей, размера рынка и эластичности спроса. . С практической точки зрения вопрос заключается в том, достаточно ли конкурентоспособной арендной платы, чтобы дать создателям стимул для изобретения достаточного количества социально ценных идей. Сделать создателей невероятно богатыми — не актуальная проблема, если только это не является важной частью стимула к творчеству.Компенсация создателям альтернативных издержек, связанных с творческой деятельностью, — это экономический вопрос, который должен рассматриваться нормативной теорией инноваций.

По большинству других измерений идеи не отличаются от других товаров, и те немногие аспекты, по которым идеи отличаются, обычно не влияют на функционирование конкурентных рынков.

  1. Утверждается, что на конкурентных рынках новаторы не смогут присвоить более чем бесконечно малую долю социальной ценности своих идей.При этом упускается из виду тот факт, что идеи сочетают в себе атрибуты как потребления, так и капитальных благ. Их можно использовать непосредственно для потребления, например, для чтения книги или просмотра фильма, или их можно использовать в качестве исходных данных в производстве, при копировании книги или фильма или при производстве других товаров, например, с помощью идея для улучшения производственного процесса. То, что исходная копия идеи является капитальным благом (деревом), из которого должны происходить все остальные копии (плоды), позволяет новаторам определять чистую приведенную стоимость всех будущих копий посредством конкурентного ценообразования.Например, семена кукурузы можно употреблять в пищу или использовать для производства дополнительной кукурузы, поэтому они также сочетают в себе характеристики потребления и капитальных благ. Конкурентные рынки кукурузы создают соответствующий стимул для инвестиций в семена кукурузы.

  2. Первоначальная копия (или копии, когда происходит одновременное нововведение) идеи обычно создаются посредством процесса, отличного от того, который использовался для создания последующих копий, как в случае первоначального исследования, а не обучения.Большинство капитальных благ (оригинальные исследования) используются для производства товаров, отличных от самих себя; но тот факт, что капитальные блага могут использоваться для самовоспроизведения, не представляет особой проблемы для конкурентных рынков. В полупроводниковой промышленности, например, уменьшение размера кристалла позволяет построить капитальное оборудование, которое можно использовать для производства микросхем еще меньшего размера.

  3. Есть предположения, что идеи подвержены «побочным эффектам» или тому, что мы могли бы назвать утечкой информации.То есть существование идеи позволяет людям изучать ее и использовать без разрешения первоначального изобретателя. Некоторые даже утверждают, что идеи можно копировать бесплатно. На практике лишь немногие идеи подвержены утечке информации, и во всех случаях их воспроизведение обходится дорого. В случае произведений, охраняемых авторским правом, когда идеи воплощены в физических объектах, таких как книги, утечка информации не является проблемой. В случае научных достижений размышления показывают, что это тоже не так.Хотя в некотором смысле научные идеи широко доступны, пригодные для использования копии научных идей не так-то легко найти. Даже законы Ньютона требуют значительного количества времени и усилий для понимания. Для всех практических целей копии доступны только тем людям, которые понимают законы и книги, которые их объясняют. Не заплатив кому-то за обучение или не купив книгу, объясняющую законы Ньютона, вы вряд ли выучите их только потому, что они являются общественным достоянием. Как учителя и профессора, мы зарабатываем себе на жизнь своей способностью передавать идеи другим, и тем самым мы создаем их новые копии.Неоспоримые исторические данные показывают, что распространение и внедрение инноваций требует больших затрат времени и средств.

  4. Степень сходства идей с другими товарами можно увидеть, изучив «общественное достояние» творческих работ, на которые истек срок действия авторских прав. Хотя ученые-правоведы склонны рассматривать общественное достояние как общественное достояние, например атмосферу или океан, на которые нет прав собственности, на самом деле рынок книги, находящейся в общественном достоянии, очень похож на рынок пшеницы или любого другого товара, предоставленного на конкурсной основе. или сервис.По истечении срока действия авторских прав появляется много копий книги, каждая из которых является хорошей заменой другой, и каждая принадлежит кому-то. Если вы хотите прочитать книгу, сделать копии или превратить в фильм, вы должны сначала купить книгу у одного из нынешних владельцев. Если есть много владельцев, каждый из которых конкурирует друг с другом за продажу вам книги, вы можете получить ее относительно дешево, даже если вы намереваетесь превратить ее в высоко ценимый фильм. Но то, что вы можете покупать ингредиенты дешево, является хорошим следствием конкурентных рынков, а не плохим.Фактически, данные свидетельствуют о том, что рынок товаров, являющихся общественным достоянием, функционирует хорошо, поскольку копии широко доступны и по разумным ценам. Например, найти книгу Диккенса — не большая проблема.

  5. Юристы также приводили другие аргументы относительно того, почему идеи могут отличаться от других товаров; но многие из этих аргументов отражают непонимание того, как функционируют рынки. Например, часто утверждают, что без монополии, обеспечиваемой авторским правом, не было бы адекватных стимулов для «продвижения» таких произведений, как книги, музыка и фильмы, потому что выгода от усилий по продвижению была бы разделена между конкурентами.Однако этот аргумент в равной степени применим и к другим конкурентным рынкам, таким как рынок пшеницы. Важно понимать, что в условиях монополии на товары стоят высокие цены, и потребитель получает небольшую выгоду. Следовательно, у монополиста есть стимул субсидировать информацию для потребителя. На конкурентных рынках у конкурентов нет стимула субсидировать информацию, поэтому потребители должны платить за ее получение. Информация о пшенице широко доступна (от врачей, диетологов, книг, журналов и многих других источников), но не напрямую от производителей пшеницы.На конкурентных рынках информация не только широко доступна, но и менее предвзята, чем субсидируемая информация, предоставляемая монополистами. Рынки идей в этом отношении ничем не отличаются. Существует много информации о произведениях, находящихся в общественном достоянии, но, как правило, книжные издатели не предоставляют эту информацию.

Материалы и методы

В этом разделе мы представляем базовую модель, которая будет использоваться в предшествующем анализе; в первую очередь мы концентрируемся на взаимосвязи между наличием неделимости в инновационной технологии и функционированием конкурентных инноваций.Полезно рассмотреть упрощенный рынок для идеи, изученной Куа (2) и Болдрином и Левином (3–5). Мы начнем с игнорирования неделимости, чтобы понять, как конкурентный рынок приведет к эффективному предоставлению идей, а затем проанализируем влияние неделимости. Начнем с предположения, что x
0 начальных копий идеи можно создать по цене μ. В любой момент времени существует т , имеется х т экземпляров.В качестве крайнего, но безобидного предположения мы предполагаем, что копии идей могут одновременно потребляться и воспроизводиться, так что полезность u ( x t ) получается потребителями от потребления x t копий идея, в то время как количество доступных копий растет с постоянной скоростью,. Для простоты мы используем квадратичную полезность u ( x t ) = 2ρ [2 ( x / x c ) — ( x / x c ) 2 ] для x x c и u ( x t ) = 2ρ для x > x c .Здесь ρ — мера «качества» идеи, концепция, которую мы исследуем ниже. Обратите внимание, что максимум полезности, u ( x t ) = 2ρ, достигается при x t = x c , что происходит в момент времени τ = (1 / β) ln ( x c / x
0 ), и эта полезность остается постоянной после этой даты. В целом, приведенная стоимость потребительской полезности равна, где единицы времени были нормализованы, так что субъективная процентная ставка равна единице.

Предположим, что технология воспроизведения копий доступна каждому, так что любой, у кого есть копия, может делать и продавать новые копии; другими словами, нет никакой интеллектуальной собственности. Важно понять, что, поскольку технология воспроизведения дает постоянную отдачу от масштаба, все доходы от продажи идеи поступают владельцам оригинальных копий. Для более общей технологии, в которой используются исходные данные, отличные от копий самой идеи, выручка за вычетом альтернативных издержек, связанных с этими другими входами, также будет начислена владельцам исходных копий.Это связано с конкуренцией; то есть будет много людей, стремящихся получить прибыль, копируя идею. Подумайте здесь о системе распространения MP3-файлов, подобной Napster, хотя и такой, в которой владельцы MP3-файлов могут законно продавать копии. Если бы сумма, которую я мог заработать, покупая MP3-файлы и продавая их копии, за вычетом моих личных затрат, была бы положительной, тогда вы бы конкурировали со мной за покупку MP3-файлов и продажу копий, увеличивая цены на существующие копии, которые каждый из нас пытается получить. и снижая количество копий, которые каждый из нас пытается продать.В конечном итоге эта конкуренция между торговыми посредниками означает, что все они не получают никакой прибыли. Это не относится к первоначальным создателям, потому что, как только они производят первоначальные копии, им принадлежит фактор, который находится в фиксированном количестве; ценность последнего, как мы увидим, зависит от скорости воспроизводства и обстоятельств спроса.

Конкурсное предоставление копий подразумевает, что цена копий в момент времени т является предельной социальной ценностью дополнительной копии, и ′ ( x т ).Следовательно, если λ — это количество потребителей, и первоначальный производитель (и) идеи сталкивается с конкуренцией за создание первых копий идеи, прибыль от производства исходных копий x [при фиксированных ценах и ′ ( х
0 e
β t ) для отражения конкуренции]

Конкурентоспособные новаторы максимизируют прибыль, принимая цены как данность. Это решается путем выбора размера x таким образом, чтобы предельные затраты μ на создание дополнительной исходной копии идеи равнялись ее предельной социальной ценности,

Это условие для эффективного предоставления любого товара.Обратите внимание, что в равновесии индивидуально оптимальный выбор x должен равняться совокупному начальному капиталу x .
0 . Этот анализ указывает на то, как конкурентные рынки производства, происходящие с течением времени, функционируют с товарами, имеющими как капитал, так и атрибуты потребления. Здесь нет экономических проблем, которые еще не решены на конкурентном рынке.

Проблема, которая возникает, как мы указали, заключается в неделимости.Предположим, это так, что выбор x
0 <1 означает отсутствие инноваций. Возможно, в зависимости от условий спроса относительно μ, оптимальный первоначальный выбор капитала для конкурентоспособного новатора составляет x .
0 <1, так что эта неделимость связывает. В этом случае единственный реальный вариант - выбрать x .
0 = 1. Хотя создатель по-прежнему получает положительный доход в размере P , этого недостаточно для компенсации затрат на создание μ, и поэтому товар не производится.Мы должны указать, что, хотя последствия неделимости связывания легко понять в этой простой постановке, теоретикам общего равновесия еще предстоит создать всеобъемлющую теорию конкурентного равновесия со связывающей неделимостью.

В случае неделимости вопрос заключается в том, оценивается ли поток доходов, P , при минимальном размере инновации, x .
0 = 1, достаточно для компенсации затрат на создание, μ.В крайнем случае, когда β → ∞, выручка P → 0; в этом случае вообще не будет никаких инноваций. Нередко бывает заблуждение полагать, что этот предельный случай на самом деле является обычным случаем. И теория, и данные свидетельствуют о том, что конкуренция приносит новаторам существенные доходы в большинстве практических случаев и что обязательная неделимость является исключением, а не правилом. Также обратите внимание на второй распространенный источник путаницы: поток доходов P , получаемый новатором, почти никогда не соответствует полной социальной ценности новой идеи.Это тем более, когда невидимость x
0 ≥ 1 является обязательным, а P может составлять относительно небольшую долю от общей дополнительной полезности, которую инновация принесет обществу. Но этот факт не имеет значения для экономической эффективности, пока выполняется P ≥ μ; институты, которые позволяют создателям получать компенсацию альтернативных издержек их усилий, приносят социально эффективные результаты. Сделать создателей чрезвычайно богатыми — это побочный продукт, который они приветствуют, но не являются необходимым для общества.

Замечание. У создателя может быть уникальная идея, и в этом случае он не сталкивается с конкуренцией за ее реализацию. Он является монополистом в начальный период и максимизирует целевую функцию λ относительно x . Обратите внимание, что здесь он больше не берет настоящие и будущие цены, и ′ ( xe
β t ), как указано, и решение этой проблемы, как правило, состоит в том, чтобы произвести слишком мало первоначальных копий идеи.Однако в случае, когда неделимость связывает, производитель по-прежнему вынужден предоставить единственную начальную копию, и его монополия на уникальную идею не имеет значения.

Результаты

Преимущества первопроходца. Существует множество свидетельств того, что на практике неделимость идей не более существенна, чем неделимость других товаров; например, автомобильные заводы или верфи. Есть также много свидетельств того, что идеи процветают на конкурентных рынках без государственного вмешательства в форме патентов и авторского права.Однако для книг, музыки и фильмов легко представить, что изменения в компьютерных технологиях, которые делают копирование более дешевым и быстрым, приведут к настолько большому значению β, что приведет к тому, что x t расширится настолько быстро, что затопит рынок и почти сразу же свести цену к нулю. Как мы наблюдали, при β → ∞ выручка P → 0. Стоит отметить, что те же технологические изменения также снижают стоимость создания книг, музыки и фильмов, так что μ → 0 также, и это вполне может компенсировать улучшенную технологию копирования.Более того, даже если мы согласимся с тем, что рынок копий может быть быстро наводнен, быть первыми по-прежнему дает огромные преимущества. Мы не будем пытаться перечислять здесь все эти преимущества. В случае инноваций секретность — очевидный метод создания краткосрочной монополии. Что касается книг и фильмов, большинство продаж происходит в течение 3 месяцев с момента их выпуска. Таким образом, если есть возможность хранить копии в зашифрованном виде даже в течение столь короткого периода времени, можно получить значительные доходы независимо от качества технологии копирования.Данные фармацевтической промышленности показывают, что преимущество первопроходца весьма существенно, будь то влияние репутации, медленное распространение информации или просто «захват» медицинской профессии. В любом случае, данные показывают, что большинство дженериков, продаваемых за четверть цены и являющихся клинически и функционально совершенными заменителями оригинальных препаратов, никогда не захватывают> 50% рынка (6, 7). Это, конечно, не решающее свидетельство: возможно, что монополия, обеспечиваемая патентом, важна для создания лояльности потребителей, которая сохраняется после истечения срока действия патента.В случае с финансовыми ценными бумагами у нас есть более веские доказательства наличия преимущества первопроходца; до решения State Street в 1998 г. финансовые ценные бумаги не могли быть запатентованы, и, как документально подтверждал Тофуно (8) среди других, процветали инновации, движимые сильным преимуществом первопроходца. Хотя подражание было быстрым, первопроходец успешно удержал большую часть рынка против подражателей.

Фармацевтическая промышленность гораздо шире использует патенты, чем другие отрасли, а затраты на вывод нового лекарства на рынок, включая стоимость клинических испытаний и неудач, оцениваются DiMasi et al. (9) на сумму 231 миллион долларов 1987 года. Не приведет ли, как утверждают представители отрасли, отмена патентов в этой отрасли к резкому прекращению инноваций? Прежде всего, мы должны отметить, что патенты — это только одна часть государственного регулирования фармацевтических препаратов, надзор FDA за клиническими испытаниями, субсидирование фундаментальных исследований в этой области и крупные государственные закупки лекарств — другими ключевыми элементами. Было бы трудно понять предложение, которое устранит патентную защиту, позволяя конкурентам свободно использовать результаты дорогостоящих клинических испытаний.Однако, если бы конкуренты были вынуждены выбирать между покупкой (возможно, по цене, регулируемой государством) результатов испытаний или проведением собственных испытаний, существенное преимущество первопроходца было бы сохранено. Стоимость исследований перед испытаниями сильно субсидируется, и субсидия может быть увеличена. Следует также признать, как мы обсудим ниже, что отмена патентов окажет положительное влияние на инновации, поскольку позволит исследователям свободно использовать результаты других без необходимости получения разрешения на патент.Один почти наверняка эффект состоит в том, что это устранит значительные усилия, потраченные впустую на изобретение лекарств, «похожих на работу», в попытке получить долю в прибыльной монополии.

Преимущество первопроходца — это форма монополии, которую получает первоначальный новатор. Монополист, в отличие от конкурента, не позволит количеству x т расшириться до x c , что снизит цену до нуля, но ограничит выпуск до x c /2, что максимизирует его доходы.В пределе, когда β → ∞, выпуск почти сразу же подскакивает до x c /2, что приводит к доходу для монополиста λρ. Если этот доход может быть получен только в течение некоторого промежутка времени, φ, то соответствующий доход равен φλρ. Для простоты вычислений в дальнейшем мы сосредоточимся на случае большого β, хотя он значительно преуменьшает преимущества конкуренции. Преимущество первопроходца здесь может быть представлено дробью φ
F
, представляющее время до того, как участники смогут успешно войти.Патентные и авторские монополии могут быть представлены дробью φ> φ
F
, представляющий срок правовой защиты.

Мы видели, как при некоторых обстоятельствах может быть недостаточно идей из-за неделимости. Теперь обратимся к традиционному решению этой проблемы: государственному обеспечению монополии через патенты и авторское право. То есть, предоставляя контроль над использованием всех копий идеи, правительство позволяет патентообладателю или правообладателю ограничивать воспроизведение и ограничивать предложение.Это увеличивает прибыль и, следовательно, дает больший стимул для творчества или инноваций. Однако с этим решением возникает ряд проблем.

Последовательные инновации. Поскольку монополист вряд ли заработает меньше конкурента, может показаться, что какие бы ни были проблемы, связанные с монополией, правительственные субсидии монополии на инновации, по крайней мере, увеличивают стимул к инновациям. Но как большинство товаров производится с помощью других товаров, так и идеи; инновации основаны на прошлых инновациях, поэтому, увеличивая прибыль от инноваций, предоставление монополии на вновь созданные идеи также повышает стоимость будущих новых идей.

Последовательные инновации и то, как патенты препятствуют инновациям, были изучены Скотчмером (10), Болдрином и Левином (3, 5). Мы проиллюстрируем это на простом примере, свернув динамическую модель, представленную выше, в статическую, в которой β = ∞. Утилита по-прежнему составляет 2ρ [2 ( x / x c ) — ( x / x c ) 2 ]. Монополист произведет x c /2, в результате чего выручка составит λρ.Конкурентоспособный новатор с преимуществом первопроходца получит доход в размере фунтов стерлингов.
F
λρ. Предположим, что создание новой идеи требует использования N существующих идей. Мы предполагаем, что каждая из этих многих идей мала, так что стоимость создания копии идеи составляет ε / N . Без государственной монополии будет множество копий каждой из этих существующих идей, конкурирующих друг с другом, и изобретатель может получить все N из них за общую стоимость ε.Без государственного вмешательства это социально желаемое изобретение будет иметь место только при условии, что φ
F
λρ> ε.

Предположим, с другой стороны, что государственная монополия применяется ко всем инновациям, и что владельцы существующих идей N знают только, что ρ получено из равномерного распределения по. Каждый устанавливает цену, p i , по которой они будут лицензировать свое изобретение.Затем, если владельцы всех других существующих идей устанавливают цену, p , каждый владелец существующей идеи получает ожидаемый доход в размере

Если равновесие по Нэшу в этой игре достигнуто, и, следовательно, изобретатель должен заплатить, чтобы очистить необходимые права на его собственное нововведение, и поэтому он вводит новшества, если он использует нововведение, для которого

Это происходит с вероятностью 1 / ( N + 1). Напротив, без монополии вероятность инноваций есть.По мере увеличения количества существующих прав, которые должны быть очищены, вероятность нововведений в условиях монополии меньше, чем в условиях конкуренции, и приближается к нулю. Здесь дополнительный стимул для инноваций в рамках режима интеллектуальной собственности более чем полностью компенсируется дополнительными затратами, которые он налагает на инновации. По мере того, как технологии становятся все более и более сложными, требуя все более и более специализированных ресурсов, монопольная власть, вызванная патентами и авторским правом, становится все более и более разрушительной для общества.

В поисках аренды. Одна из ключевых проблем с государственными субсидиями на монополию — это стремление к получению ренты. То есть, когда правительства отказываются от монополий, у потенциальных монополистов появляется стимул тратить ресурсы на борьбу за награду. В случае интеллектуальных монополий ресурсы, потраченные впустую конкурирующими «потенциальными монополистами», принимают несколько форм. Наиболее широко изучается гонка за патентами, когда слишком много усилий вкладывается в быстрое внедрение инноваций, чтобы первым получить патент.Еще одна классическая проблема — это потраченные впустую усилия на создание «одинаковых» инноваций с целью получить долю монополии. Так обстоит дело, например, с учебниками, где каждый учебник достаточно отличается от бестселлера в данной области, чтобы избежать нарушения авторских прав. То же самое и в фармацевтике, где на разработку лекарств-подражателей для получения доли прибыльного рынка тратится больше времени и усилий, чем на разработку действительно новых лекарств.

Один из наихудших аспектов погони за государственной рентой — это захват регулирующих органов или «ползание монополии», которое оно вызывает.В случае регулирования было замечено, что со временем регулирующий орган оказывается захвачен регулируемой отраслью и не только не навязывает общественный интерес отрасли, но и служит для создания возможности сговора и монополистической практики внутри отрасли. Аналогичным образом, в случае патентов и авторских прав, с течением времени как объем, так и продолжительность монопольной власти увеличивались как следствие постоянной погони за рентой. Срок действия авторского права увеличился в Соединенных Штатах, например, с 28 до 95 лет; и многие области процветающих инноваций, которые традиционно не подлежали патентам, такие как деловая практика, теперь могут быть запатентованы.Таким образом, хотя с теоретической точки зрения было бы желательно иметь авторские права и патенты на несколько месяцев или несколько лет, с практической точки зрения, как только авторские права и патенты будут разрешены вообще, их срок действия и объем, вероятно, начнут расти.

Существование публичного поиска ренты не означает, что нет и частной погони за рентой. Например, при отсутствии патентов новаторы, вероятно, будут больше полагаться на коммерческую тайну. Действительно, одним из аргументов в пользу патентов является то, что они заменяют коммерческую тайну и заставляют новаторов раскрывать секреты своих изобретений.К сожалению, любой, кто читал патент, поймет, что «секрет», если он есть, редко раскрывается полезным способом в заявке на патент. А поскольку срок действия патентов составляет 20 лет, единственная причина для получения патента состоит в том, что изобретатель считает, что не сможет хранить секрет так долго. Мы изучали этот вопрос в исх. 11, показывающий, что создание общественных поисков ренты — не лучший способ решить проблему извлечения ренты частными лицами.

Оптимальная продолжительность интеллектуальной монополии. Хотя интеллектуальная монополия может стимулировать социально желательные инновации, как мы видели, у нее есть ряд недостатков. Они варьируются от традиционного факта завышения цен и недостаточного предложения монополий до погони за рентой и противодействия последующим инновациям. Чтобы более четко понять компромисс, связанный с правительственными наградами за монополию, мы рассмотрим простой пример, в котором мы абстрагируемся от поиска ренты, последовательных инноваций и конкурентной ренты. Мы сосредотачиваемся только на традиционной монопольной недостаточности предложения и спрашиваем: в мире, в котором идеи имеют переменное качество, каков оптимальный уровень защиты φ? В отличие от более ранней экономической литературы, впервые разработанной Гилбертом и Шапиро (12) и подробно рассмотренной в Галлини и Скотчмере (13), мы следуем Гроссману и Лай (14) и Болдрину и Левину (15) в принятии подхода общего равновесия, в котором много нововведений.

Предположим, что первая копия любой идеи имеет удельную стоимость создания, а фактор, использованный при создании первой копии, является избыточным и неэластичным; затраты на воспроизводство равны нулю. Мы продолжаем использовать u ( x ) = 2ρ [2 (x / x c ) — (x / x c ) 2 ] для потребительской полезности. Социальная ценность идеи при монополии составляет (3/2) ρ, а при конкуренции 2ρ. При монополии доход равен ρ; следовательно, последнее также является мерой частной ценности блага для новатора-монополиста.Обозначим через φ долю времени, в течение которой производитель является монополистом; без государственного вмешательства это φ
F
из-за преимущества первопроходца. Предоставляя защиту авторских прав и / или патентов, правительство может поднять φ на любое более высокое значение до предела 1. Есть λ потребителей. Затем будут выдвигаться идеи, для которых частный доход превышает затраты; то есть φλρ ≥ 1. В частности, без государственного вмешательства, поэтому φ = φ
F
, по мере роста размера экономики λ качество производимой предельной идеи ρ = 1 / φ
F
λ, появляются отклонения и другие идеи.Мы продолжаем предполагать, что идеи равномерно распределены по. Мы должны установить, должны ли вообще производиться какие-либо идеи. Если это так, социальное обеспечение будет

Производная благосостояния по φ равна

Во-первых, обратите внимание, что выбор φ, который максимизирует общественное благосостояние, сужается до φ .
F
at. Во-вторых, обратите внимание, что для λ ниже оптимально установить φ = 1. Обратите внимание, в-третьих, мы можем охарактеризовать решение, умножив производную благосостояния на положительную величину 4λφ 3 .При существует единственное φ * ≥ φ
F
, при котором 4λφ 3 D
φ W = 0, а знак D
φ [4λφ 3 D
φ W ] отрицателен при φ *. Наконец, как D
λ [4λφ 3 D
φ W ] также отрицательно, из теоремы о неявной функции следует, что (∂φ * / ∂λ) <0 при.Следовательно, оптимальная степень патентной защиты уменьшается в размере рынка, строго в пределах диапазона.

Таким образом, мы приходим к выводу, что если правительство должно предоставлять монополии, они должны быть ограничены, как они есть, временными рамками в случае как патентов, так и авторского права. По мере того, как рынок расширяется за счет экономического роста и торговли, эти ограничения следует постепенно ужесточать, пока в конечном итоге не исчезнет необходимость в предоставлении монополии. К сожалению, это похоже на противоположное тому, что произошло.

Обсуждение

Наш собственный вывод, основанный как на эмпирических, так и на теоретических соображениях, заключается в том, что в целом было бы лучше полностью отказаться от патентов и авторских прав. Мы видели, что рынки идей не так уж сильно отличаются от других рынков. В свое время правительственные субсидии монополии широко использовались в качестве механизма извлечения доходов, и это все еще актуально в развивающихся странах сегодня. Сегодня мы скептически относимся к государственным монополиям.Государственные монополии в Восточной Европе не только производили меньше товаров более низкого качества по более высокой цене, но и сумели нанести больший вред окружающей среде. В развитых странах мы постепенно заменили неэффективные государственные субсидии монополии более эффективными механизмами. Хотя многие экономисты не рекомендуют полностью отменять патенты и авторские права, все признают острую необходимость в реформе. Мы предполагаем, что, поскольку для правительства желательно предоставлять дополнительные стимулы для изобретений и творчества, лучше всего это делать не с помощью грантов монополии, а с помощью проверенных механизмов, таких как субсидии, призы или монополия, регулируемая посредством обязательного лицензирования.Подобно тому, как мир использовал процесс Всемирной торговой организации для постепенной гармонизации более низкого международного уровня тарифов, значительно увеличивая выгоды свободного рынка, это также должно быть возможным благодаря международному сотрудничеству, например, торговым аспектам прав интеллектуальной собственности ( ТРИПС), чтобы согласовать существенное сокращение патентной защиты и защиты авторских прав, значительно увеличивая выгоды от свободной торговли идеями.

Благодарности

Работа поддержана грантами Национального научного фонда SES 01-14147 и 03-14713.

Сноски


  • ‡ Кому должна быть адресована корреспонденция. Эл. Почта: mboldrin {at} econ.umn.edu.

  • Автор: M.B. и Д.К.Л. разработал исследование, провел исследование и написал статью.

  • Этот документ был отправлен напрямую (Трек II) в офис PNAS.

  • Copyright © 2005, Национальная академия наук

Экономические и финансовые исследования | ИДЕИ / RePEc

Искать ИДЕИ

Что такое ИДЕИ?

IDEAS — крупнейшая библиографическая база данных по экономике.
и доступен бесплатно в Интернете. На основе RePEc он индексирует более 3 400 000 пунктов исследований, в том числе более 3 100 000, которые можно загрузить в полном тексте.

RePEc — это крупная волонтерская деятельность, направленная на расширение бесплатного распространения исследований в области экономики, которые включают библиографические метаданные из более чем 2000 участвующих архивов, включая все основные издатели и исследовательские центры.IDEAS — лишь одна из нескольких служб, использующих данные RePEc. Некоторую статистику о владениях на этом сайте смотрите здесь.

Авторам предлагается зарегистрироваться в RePEc, чтобы создать онлайн-профиль. Затем любой, кто найдет здесь результаты своих исследований, сможет найти ваши последние контактные данные и список других своих исследований. Они также будут получать ежемесячную рассылку о популярности их работ, их рейтинге и недавно найденных цитатах.

Как мне найти в IDEAS то, что я ищу?

Боковая панель предлагает различные способы поиска вашего материала: по сериям, по классификации, по автору.Вы также можете использовать форму поиска выше или перейти на страницу расширенного поиска. С MyIDEAS вы можете управлять своей библиографией и получать различные оповещения.

Кредиты

IDEAS управляется при значительной помощи других Кристианом Циммерманном из Исследовательского отдела Федерального резервного банка Сент-Луиса , который запускает и размещает этот сервер.
IDEAS использует базу данных RePEc. RePEc
расшифровывается как «Исследования по экономике» и является
внутреннее название группы, работающей над предоставлением электронных
рабочие бумаги.Мы
обеспокоены тем, что несогласованное предоставление архивов неэффективно.
Мы считаем, что присоединение
сил — это хорошо, потому что мы можем учиться друг у друга, как делать
все лучше и
продвигать нашу работу вместе.
Наши архивы связаны между собой с помощью набора правил, называемых
Гилфордский протокол (GuilP).
Вот то, что мы называем услугой,
сервер зеркального отображения базы данных, построенной из этих архивов.

Комментарии по поводу ИДЕИ следует адресовать Кристиану.
Циммерманн.Чтобы получить список новых серийных номеров, см. Эти инструкции. Чтобы запросить исправления, сначала ознакомьтесь с этими инструкциями. В
обычные законы об авторском праве применяются ко всему содержанию этого сайта и текстам
на других серверах.

Авторское право RePEc
Заявление .

5 самых умных экономистов мира разделяют идеи спасения экономики: NPR

Экономисты говорят, что помощь сектору здравоохранения, в том числе посредством экстренного финансирования штатов и городов, является одним из шагов, срочно необходимых для преодоления кризиса, связанного с коронавирусом.

Майкл Конрой / AP


скрыть подпись

переключить подпись

Майкл Конрой / AP

Экономисты говорят, что помощь сектору здравоохранения, в том числе посредством экстренного финансирования штатов и городов, является одним из шагов, срочно необходимых для преодоления кризиса, связанного с коронавирусом.

Майкл Конрой / AP

Экономика США потрясена пандемией коронавируса. Обвал фондового рынка последовал за более серьезным событием — волной закрытия предприятий, поставившей под угрозу миллионы рабочих мест.

Момент беспрецедентный, потому что мы одновременно боремся со смертельной инфекцией и внезапным экономическим спадом. Под угрозой и здоровье, и материальное благополучие. Это делает выход еще более трудным.И нет гарантированного сценария прошлых экономических спадов, на который можно было бы положиться — потому что этот не похож ни на один другой.

Мы отправили электронное письмо или поговорили с пятью ведущими экономистами мира, чтобы поделиться своими идеями. Вот отредактированные отрывки из того, что они сказали.

Меган Грин , глобальный экономист и старший научный сотрудник Гарвардской школы Кеннеди. По ее словам, приоритетом для политиков должно быть ограничение вреда наиболее уязвимым работникам — тем, кто работает с почасовой оплатой, а также владельцам малых предприятий.

  • Программа распределения работы, поддерживаемая на федеральном уровне
  • Разделение работы очень успешно использовалось в Германии и Нидерландах в условиях экономического спада. Вместо того, чтобы увольнять работников, работодатель сокращает их часы. В США эти рабочие могли либо получить налоговый кредит от правительства, либо потребовать страховку по безработице, чтобы компенсировать часть потерянной заработной платы.
  • Разделение работы снижает бремя заработной платы для малых и средних предприятий, так что у них есть шанс остаться на плаву, пока кризис не утихнет.И когда начинается восстановление, эти фирмы могут быстро восстанавливаться, вместо того, чтобы нанимать и обучать новых сотрудников.

Пенни Голдберг , профессор экономики Йельского университета и бывший главный экономист Группы Всемирного банка. По ее словам, приоритетом экономической политики должно быть сдерживание кризиса в сфере здравоохранения.

  • Переместите огромные ресурсы в сектор здравоохранения. Примите меры по увеличению количества масок, дезинфицирующих средств, спирта, респираторов и вентиляторов.
  • Действуйте быстро. Используйте Закон об оборонном производстве. Мы должны относиться к нынешней ситуации как к войне, а не только как к экономическому кризису. Обеспечьте отказ от франшиз, доплат и любых других личных расходов на медицинское обслуживание. Каждый, кто нуждается в медицинской помощи, должен ее получить, независимо от его платежеспособности.
  • Запретить выселение людей, которые не могут платить за квартиру; запретить выкупа права выкупа; воздержитесь от подачи документов о банкротстве.
  • Дополнительные 1200 долларов (или больше) каждому человеку — отличная идея.Было бы даже лучше, если бы он был адресован нуждающимся. Но реализовать это быстро важнее, чем делать все правильно.
  • Избегайте увольнений любой ценой. По возможности переходите на неполный рабочий день или на меньшее количество часов. Если у компаний нет денег, чтобы платить сотрудникам, не платите им, а держите их в бухгалтерском учете. Сохранение работы (даже если это всего лишь иллюзия работы) обеспечит столь необходимую психологическую поддержку и сигнализирует о том, что мы находимся в этом вместе. В противном случае мы рискуем не рецессией, а полным крахом гражданского строя.
  • Чрезвычайные времена требуют чрезвычайных мер.
  • Помимо этих мер, правительствам необходимо спокойно заверить в том, что они оживят экономику после кризиса. После кризиса агрессивные бюджетные стимулы станут императивом.

Тайлер Коуэн , профессор экономики Университета Джорджа Мейсона и ведущий экономического блога Marginal Revolution .Он говорит, что бюрократические препятствия мешают усилиям по борьбе с коронавирусом.

  • Дебюрократизация Америки.
  • Регулирующие ограничения Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов не позволили Америке полностью развернуть свой потенциал по тестированию на наркотики.
  • Регулирующие ограничения со стороны Центров по контролю и профилактике заболеваний и других агентств усложнили наращивание производства масок.
  • Вакцины сталкиваются со многими нормативными препятствиями, многие импортные медицинские препараты сталкиваются с тарифами и другими ограничениями, и в целом нашему ответу препятствует бюрократия.
  • Институциональные наблюдательные советы в университетах мешают многим исследователям оперативно работать с коронавирусом.

Джеффри Сакс , профессор устойчивого развития Колумбийского университета. Он говорит, что экономика не может начать восстанавливаться, пока не будут приняты важные меры в области общественного здравоохранения. Он прислал несколько идей.

  • Блокировка для прекращения передачи вируса, длится как минимум несколько недель, а затем постепенно снижается.Быстрое расширение возможностей тестирования и отслеживания, чтобы выйти из фазы блокировки. Предотвращение роста заболеваемости в секторе здравоохранения.
  • Экстренное и доступное федеральное финансирование для штатов и городов, предоставляющее деньги для сектора здравоохранения и социальной поддержки изолятора (медицинские и социальные работники, защитное оборудование, изоляционные зоны и т. Д.).
  • Расширенные выплаты по безработице и налоговые льготы для удержания рабочих на зарплате. Большая часть этого финансируется за счет долга.

Гита Гопинатх , главный экономист Международного валютного фонда. Она говорит, что помощь должна быть оказана работникам, которые больше всего пострадали от действий, предпринятых для борьбы со вспышкой.

  • Определите приоритетность тех, кто больше всего нуждается в поддержке.
  • Работники ресторанного, транспортного и гостиничного секторов больше всего страдают от необходимости социального дистанцирования. Каждый день все больше людей увольняются или отправляются в неоплачиваемый отпуск. Эти работники нуждаются в финансовой поддержке, чтобы прокормить свои семьи, и правительствам нужно будет посылать им деньги, чтобы держать их на плаву.
  • Адресная поддержка со стороны государства может быть в форме денежных переводов, налоговых льгот или расширенных пособий по безработице.
  • Право на страхование по безработице также должно быть расширено; его продолжительность и преимущества должны быть увеличены.

Подробнее об отличительных идеях и интересах — обмен с Питером Холлом

Моя недавняя публикация о противопоставлении идей и интересов вызвала некоторые комментарии от Питера Холла, моего коллеги из Гарварда, который, вероятно, размышлял над этим вопросом больше, чем любой другой известный мне ученый.С его разрешения я прилагаю эти комментарии ниже вместе с кратким последующим обменом мнениями.

________________________________

Дани,

Несколько быстрых мыслей, вдохновленных вашим недавним сообщением в блоге об идеях и интересах. Как вы знаете, это тема, которая меня давно интересовала. Это довольно загадочные мысли ( ars longa, vitae brevis ), но я передаю их, если они стимулируют.

Вы, конечно, правы, заметив, что интересы всегда интерпретируются (идеями), т.е.е. они не возникают однозначно из материального мира. И я думаю, что вы находитесь на правильном пути, когда противопоставляете «прогнозируемое» мнение и интересы с идеальным подходом к результатам.

Но можно было бы сделать еще больший акцент (чем, я полагаю, вы делаете?) На подтексте, который состоит в том, что люди всегда действуют на основе как своих идей, так и своих интересов. Иными словами, невозможно иметь восприятие интереса без идей (и именно это восприятие интереса, а не интересы сами по себе мотивируют акторов).

Таким образом, утверждения о том, что люди действуют в соответствии со своими «интересами», по сути являются заявлениями о том, что они действуют в соответствии с неким общепринятым набором представлений об этих интересах. Классическим примером может быть анализ, который приписывает акторам набор интересов, которые традиционное понимание неоклассической экономики приписывает любому человеку, занимающему их социально-экономическое положение. Неявное утверждение такого анализа должно заключаться в том, что эти субъекты понимают свою позицию таким образом, то есть в соответствии с этими общепринятыми идеями.

На мой взгляд, именно это вы имеете в виду, когда связываете аргументы, основанные на интересах, с «скупым» описанием атрибутов действующих лиц. Я действительно задаюсь вопросом, является ли бережливость подходящей характеристикой для выделения здесь (например, тонкость против толщины), поскольку идеи, лежащие в основе такого действия, могут быть довольно «толстыми» (в смысле зависимости от относительно сложного мировоззрения). Я думаю, что более важным моментом является то, что эти акторы действуют исходя из мировоззрения, которое легко можно рассматривать как «условное» (в том смысле, в котором он широко признан ортодоксальным).

Так вот, могут быть небольшие группы участников, которые в определенных обстоятельствах действуют против своих «интересов» в том смысле, что они осознают, в силу своих идей, что они потеряют то, что они ценят (материальные блага, власть и т. Д.). ), действуя таким образом. И эти участники могут сделать это в результате удержания (других) наборов идей, например. вроде того, что связано с неким «альтруизмом». Солдаты, приносящие себя в жертву в бою, могут попасть в эту категорию. Однако я подозреваю, что это очень небольшая категория людей, и во многих случаях, как интуитивно понятно из вашего аргумента, можно сказать, что такие люди имеют нетрадиционный взгляд на свои интересы, который диктует их действия.

Затем, продолжая основной рассказ, если моя точка зрения верна, становится интересно узнать о роли идей, когда есть (своего рода) споры о том, что именно в интересах актеров. С вашей точки зрения, это случаи, когда идеи превращаются в действие. Оказывается, это относительно обычное явление. Таким образом, идеи часто влияют на действия, и ключевая проблема состоит в том, чтобы объяснить (заявить о), почему одни идеи становятся влиятельными в определенных контекстах, а другие — нет.

Что касается этой проблемы, то, безусловно, должно быть так, что определенный набор идей (по сравнению с другими идеями) с большей вероятностью станет влиятельным, если они непосредственно затрагивают интересы участников (понимаемые как приобретение / потеря власти или товары, которые ценят актер). Актеры обычно тяготеют к идеям, которые, как им кажется, служат их интересам, понимаемым таким упрощенным образом. Вот почему интересы и идеи обычно объединяются в действии.

Какие из этого следуют выводы?

  • Немцы, вероятно, действуют не из «интересов» независимо от идей.На них влияют (хайековские) идеи, которые говорят им, что их нынешняя позиция отвечает национальным интересам, как они ее толкуют. И, если мы хотим думать о последнем как о некотором урезанном «материальном» интересе, мы должны иметь в виду, во-первых, что эта концепция материального интереса сама по себе подкрепляется явным набором идей и, во-вторых, что есть другие способы интерпретации национальных интересов и даже материальных национальных интересов. Например, политика, провоцирующая второй кризис евро, может в конечном итоге не отвечать этим интересам.Другими словами, ваша исходная точка зрения, что все «интересы» должны интерпретироваться «идеями», означает, что мы не можем утверждать, что интересы важнее идей в таких случаях, как этот.
  • Хотя идеи, с этой точки зрения, важны во всех случаях, мы можем обнаружить, как вы утверждаете, примеры, которые являются отличительными в силу чего-то, связанного с выдающейся ролью, которую идеи играют в них, например, случай Рейган снизил налоги. Вопрос в том, чем отличаются такие экземпляры? Я бы сказал, что в таких случаях идеи не так важны, как интересы.В конце концов, снижение налогов во многом отвечало политическим интересам администрации Рейгана. Что примечательно, так это то, что с каждой из сторон происходили споры, в которых участвовало значительное количество сторонников, о том, как интерпретировать (в данном случае) экономические интересы населения. Этот случай отличает скорее наличие возражений, чем важность идей.
  • Суть в том, что аналитический путь вперед заключается не в том, чтобы спросить: «можем ли мы отличить случаи, в которых идеи были более важными или влиятельными, от случаев, в которых они не были»? между ситуациями, в которых идеи играют несколько иную роль во взаимодействии интересов и идей, лежащих в основе всех действий? ».

Не сдерживай меня. Это сложные вопросы, и я считаю, что мои взгляды на них со временем меняются. Но я надеюсь, что это стимулирует.

Петр

____________________________

Уважаемый Петр

Большое спасибо за это. Это невероятно полезно, и я согласен со многими из них.

Я полностью за то, чтобы следовать повестке дня, которую вы изложили в самом конце — отслеживать различные способы, которыми идеи влияют на интересы и их взаимодействие с преобладающей идеальной средой.Но я бы хотел воздержаться от формулировки, в которой интересы всегда подчиняются идеям, что предполагает этот подход. В некотором смысле это правда, и вы сами очень хорошо выразили это в своей заметке. Утверждение в форме «отрасль преследует свои интересы» должно иметь какое-то значение, даже если в конце концов мы действительно хотим сказать, что «отрасль преследовала свои интересы, как она воспринимала свои интересы».

Нас часто интересует объяснение изменений. Почему актер изменил свое поведение? Мне кажется, есть существенная разница между двумя объяснениями:

  • объяснение, основанное на поведении в контексте неизменного понимания интересов субъекта.Функция полезности актера и его понимание того, как устроен мир, остаются прежними, но в мире, с которым он сталкивается, происходят изменения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *